Заочные электронные конференции
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 
     
Современная эволюция угроз экономической безопасности России
Оноприенко Владимир Иванович


Для чтения PDF необходима программа Adobe Reader
GET ADOBE READER

Оноприенко Владимир Иванович,

доктор философии (Ph.D), профессор, член-корреспондент Петровской Академии наук и искусств, старший научный сотрудник Центра исследований гражданского общества ИЭ РАН.

Доминирующая угроза национальной безопасности страны

-Современная эволюция угроз экономической безопасности России

-Национальные интересы России в изменяющемся мире

СЕГОДНЯ КОРРУПЦИЯ ПРЕВРАТИЛАСЬ В ГЛАВНЫЙ ТОРМОЗ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА, РЕАЛЬНО УГРОЖАЯ ЦЕЛОСТНОСТИ ГОСУДАРСТВА И НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ. Когда "реформаторы" решили, что рынок сам всё организует, то этот самый «рынок» молниеносно подчинил себе и государство, и идеологию, и людей. И сейчас мы живём в пространстве, где коррупция есть фактически единственным механизмом функционирования государства. Тесное переплетение так называемого рынка и государства сформировало систему всеобщей коррупции. Такой вывод получен в ходе исследования, проведенного учеными Института социологии РАН в сотрудничестве с Представительством Фонда им. Фридриха Эберта в РФ. Основой аналитического доклада "Национальная безопасность России в оценках экспертов", стали результаты экспертного опроса, сделанного в рамках совместного проекта ИС РАН и исследовательской группы "ЦИРКОН" в октябре-ноябре 2010 года. Участие в опросе приняли более 130 экспертов - рекордное для таких мероприятий число, представляющих три области профессиональной деятельности: ученые, специализирующиеся на изучении политических, экономических, юридических, военных аспектов национальной безопасности (в тексте отчета обозначенные как "теоретики"); практики, имеющие большой опыт работы в системе обеспечения безопасности страны (в тексте отчета обозначенные как "практики-госслужащие"); лидеры общественного мнения - представители гражданского общества в лице журналистов, общественных деятелей, правозащитников (в тексте отчета обозначенные как "практики-общественники").

В качестве основы для формирования перечней национальных угроз безопасности РФ, мировых сил, разного рода военных, экономических, внешнеполитических союзов, предположительно оказывающих влияние на состояние нацбезопасности нашей страны, а также организаций и институтов, обеспечивающих ее, исследователи использовали российские государственные доктрины и концепции как в области национальной безопасности, так и в области ее отдельных составляющих (экологическая безопасность, продовольственная безопасность, военная безопасность и т.п.). Главной целью исследования, по словам директора ИС РАН члена-корреспондента РАН Михаила Горшкова, было выявить и топологизировать представления российской политической и интеллектуальной элиты об основных угрозах национальной безопасности страны. В целом, состояние нацбезопасности России на нынешний момент характеризуется экспертами неоднозначно. Практически не было крайних оценок, как "катастрофических", так и сугубо оптимистических. Превалировали умеренно тревожные настроения и оценки, отметил М.Горшков. Кстати, точно такие же оценки давались и в отношении ближайших перспектив. У ученых это вызывает определенную озабоченность, поскольку обеспечение безопасности предполагает помимо оперативного реагирования на появляющиеся угрозы выработку мер превентивного характера, нацеленных на предупреждение этих угроз и опасностей в будущем. Исследование выявило значительный разброс в оценках нынешнего состояния нацбезопасности представителями различных групп опрошенных. Меньше всего тревожность испытывают эксперты из числа госслужащих, связанных с ведомствами, непосредственно занимающимися проблемами этой самой нацбезопасности, больше всего - представители научного сообщества, а также эксперты - "общественники". Около 70% из них испытывают уровень тревоги выше, чем средний, в то время как чиновники и представители право¬охранительных органов - 47%. Подобная картина во многом характерна для современной России, считают исследователи, поскольку представители властных структур преисполнены оптимизма по поводу положения дел в различных сферах, а ученые и общественные деятели им оппонируют с более критических позиций. Если говорить о перспективах, то большинство опрошенных экспертов склоняются к тому, что ситуация будет ухудшаться, пусть и не слишком быстро и заметно. Пессимистические оценки состояния и перспектив нацбезопасности в определенной мере связаны с кризисом 2008-2009 годов, который высветил уязвимость социально-экономической системы, ее зависимость от неблагоприятных мировых тенденций. Кроме того, по-прежнему нестабильна обстановка на Северном Кавказе, учитывается социальное расслоение, а самое главное, несмотря на все попытки противодействия, растет коррупция, ставшая главной "язвой" - самой болевой точкой в жизни государства. Не случайно лишь около четверти опрошенных ждут улучшения ситуации в стране в ближайшие три-пять лет, да и то не слишком значительного, а заметного улучшения не ожидает вообще никто. Вдвое больше тех, кто полагает, что ситуация в России будет ухудшаться (46%). Остальные уверены в том, что никаких изменений ни в худшую, ни в лучшую сторону не произойдет. Это, подчеркивают исследователи, свидетельствует о том, что большинство угроз, с которыми сталкивается наша страна, носят отнюдь не конъюнктурный, а долгосрочный стратегический характер. В оценках перспектив ситуации с национальной безопасностью страны также наблюдается расхождение во мнениях представителей различных экспертных групп: свыше 60% опрошенных экспертов - "общественников" и ученых полагают, что ситуация будет ухудшаться, в то время как среди "ведомственных" экспертов доля пессимистов составляет менее 24%. Возможно, они более осведомлены о перспективах повышения уровня национальной и общественной безопасности, мерах, которые будут предприняты в ближайшее время.

Но вполне возможен и эффект "розовых очков", через которые сотрудники заинтересованных ведомств наблюдают за развитием ситуации в стране и мире. В ходе исследования экспертам было предложено оценить состояние нацбезопасности по отдельным направлениям, связанным с противодействием тем или иным конкретным угрозам и вызовам. Как показали результаты опроса, относительно благополучной эксперты признали ситуацию лишь в нескольких сферах: в области энергетической, военной, а также государственной безопасности (защита конституционного строя, политическая стабильность и т.п.). Однако следует отметить, что благополучие в этих сферах носит довольно условный характер, поскольку энергетические запасы, как известно, имеют тенденцию к истощению, военная безопасность связана, скорее, с низкой вероятностью масштабного военного противостояния, чем с высокой боеготовностью Вооруженных сил страны. А говорить о политической стабильности, принимая во внимание напряженность на Северном Кавказе, вообще довольно трудно.

В других сферах ситуация, по мнению экспертов, далека от благополучия. Наибольшую озабоченность вызывает безопасность в сфере здравоохранения и здоровья нации, общественная безопасность, связанная с низкой защищенностью личности и общества от преступных посягательств, экологическая безопасность, а также угрозы, связанные с терроризмом, с низким уровнем качества жизни людей. Тут взгляды на отдельные аспекты проблемы обеспечения нацбезопасности со стороны представителей государственных ведомств и общественности, включая научную, также сильно различаются. "Ведомственные" эксперты склонны сужать проблему национальной безопасности до компетенций госучреждений, которые они представляют. Это, естественно, в первую очередь касается террористической угрозы и угрозы общественной безопасности, непосредственно являющихся объектом деятельности правоохранительных органов страны. Ситуация в других сферах нацбезопасности волнует их намного меньше: они ведь не отвечают за нее непосредственно. Что касается остальной части сообщества, то самым критичным является взгляд экспертов-"общественников". Они считают, что неблагополучны все сферы национальной безопасности. Полученные в ходе исследования результаты частично коррелируют (но частично и расходятся) с экспертными оценками внешней и внутренней политики российских властей тех вызовов, с которыми им приходится сталкиваться. В отношении внешнеполитической деятельности государства это соответствие в целом достигается с учетом тех возможностей, которыми располагает наша страна в настоящее время. Так, внешняя политика, проводимая российскими властями, получила позитивную оценку экспертов в той части, которая касается госбезопасности (защита конституционного строя, политической стабильности, независимости и суверенитета; +0,9 по шкале от -3 до +3), военной безопасности (защищенность от угроз, связанных с применением военной силы; +0,8), энергетической безопасности (защищенность от угрозы дефицита энергоресурсов; +0,7). Значительно выше разброс экспертных оценок соответствия внутренней политики государства существующим вызовам. Умеренно позитивные или нейтральные оценки получила российская внутренняя политика по обеспечению все той же энергетической безопасности (+0,5), политической стабильности (+0,4), предотвращения военной угрозы (0,0).

Наиболее же негативно были оценены: борьба с террористической угрозой и преступностью, степень эффективности деятельности властей в отношении всего комплекса социальных проблем (здравоохранение, экология, культура, уровень и качество жизни граждан). В исследовании специально анализировался и круг проблем, требующих приоритетного внимания со стороны государства и его профильных ведомств. Как показал опрос, первостепенное значение в настоящее время приобретает проблема коррупции в российских органах власти и административных структурах. Эксперты оценили угрозу, исходящую от коррупции, в 6,1 балла по 7-балльной шкале. Она, по мнению экспертов, приобрела такие масштабы, что подрывает нацбезопасность практически по всем направлениям, делая крайне неэффективными любые меры по предотвращению угроз в экономической, социальной и других сферах жизни общества.

На верхних позициях этой своеобразной иерархии также находятся: высокая изношенность основных фондов в промышленности (отставание России от ведущих стран в сфере инноваций и модернизации экономики); сокращение численности населения страны; сохранение экспортно-сырьевой модели экономики; активизация террористической деятельности; социальное и экономическое расслоение населения; незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ; высокая зависимость важнейших сфер экономики от внешнеэкономической конъюнктуры; низкое качество образования; уничтожение лесов, сокращение и загрязнение водных ресурсов; втягивание России в долгосрочный конфликт на Кавказе; отток специалистов за рубеж; снижение уровня жизни населения. В то же время опрос показал, что многие из угроз эксперты сочли мнимыми, далеко не самыми актуальными. Причем среди этих угроз есть те, которые еще 15 лет назад, в середине 1990-х, всерьез беспокоили общество. Например, угрозы насильственной смены государственного строя, гражданской войны, утраты Россией статуса мировой державы. Не очень сильно беспокоят экспертов и угроза распада страны, расширение НАТО на восток, ухудшение отношений России с Западом, не говоря уже о заговорах типа "сионистского" или "масонского". Системной проблемой России стала коррупция. Сегодня коррупции подвержены все составляющие государственного аппарата - от дачи взятки для поступления ребенка в детский сад, откупа от службы в вооруженных силах до мздоимства на уровне высших государственных чиновников. В коррупции погрязли таможенные службы, медицинские организации, милиция, прокуратура, армия, судебные, налоговые органы, школы, ВУЗы, органы лицензирования и т.д. Это вынужден признать и президент страны. В течение 2010 года Д.Медведев четыре раза проводил Совет по противодействию коррупции. Однако ситуация только усугубляется. Министр внутренних дел Р.Нургалиев заявил, что количество выявленных взяток в крупных и особо крупных размерах в 2010 году выросло на треть по сравнению с 2009 годом. Понятно, что это капля в море от тех реальных масштабов коррупции, которые на самом деле имеют место в обществе.

Социальные программы, гуманитарная помощь, распределение бюджетных ресурсов, управление государственными активами и пакетами акций, квотирование, выдача разрешений, оценка стоимости товара или ущерба, управление недвижимостью и рынком земли, ценообразование, государственные закупки – коррупция имеет место в этих и многих других сферах и операциях. Общество полностью прогнило. Даже официальная статистика показывает, что процесс гниения ускоряется. Если в 2007 году расследовалось 11 тысяч коррупционных преступлений, то в 2008 году - 12 тысяч, в 2009 году - 13 тысяч, в 2010 только расследовалось свыше 14 тысяч подобного рода преступлений. По данным Счетной палаты топменеджеры госкорпораций получают в среднем более 500 тысяч рублей в месяц, среднее звено - около 150 тысяч рублей. Особенно нашумела история с генеральным директором Фонда содействия ЖКХ К.Цициным, который за год "заработал" 16,5 млн. рублей. Злоупотребления не меньших масштабов отмечаются во всех госкорпорациях, включая такие как Роснано и Олимпстрой. Так, Роснано создавалась для совершения "большого технологического скачка", но в сфере высоких технологий страна все так же топчется на месте, а Роснано благополучно проглотило 143 млрд. государственных средств. Следственным комитетом РФ в 2010 году возбудил 27 уголовных дел по фактам коррупции в госкорпорации Олимпстрой, в 2009 году их было 18. Коррупционерами присвоено почти 25 млн. рублей. По коррупционным причинам в этой госкорпорации за три года ее существования меняют уже третьего президента. Коррупция разъедает систему образования и науки. Один из высших чиновников министерства образования В.А.Хлебников, директор Центра тестирования министерства, создатель технологии пресловутого ЕГЭ обвинен прокуратурой в присвоении 60 млн. рублей. В отношении 186 руководителей российских учебных заведений возбуждены уголовные дела. Привлечены к ответственности 8 секретарей и членов приемных комиссий, 7 ректоров, проректоров и деканов. Всего выявлено 3535 преступлений, в том числе 1438 по фактам должностных преступлений. Возбуждено 597 уголовных дел по фактам взяточничества, 869 - по фактам хищений и нецелевого использования средств. Сумма ущерба составила более 100 млн. рублей. Однако по данным ЮНЕСКО сумма взяток в сфере высшего образования в России ежегодно достигает более 600 млн. долларов.

Спираль коррупции все круче становится вокруг введенного ЕГЭ. В 2010 году средняя стоимость всего пакета ЕГЭ на "отлично", необходимого для поступления в ВУЗ, достигла 150 тысяч рублей. В Москве стоимость одного предмета ЕГЭ на "отлично" составила около 60 тысяч рубле, в регионах - 30 тысяч рублей. Онкология коррупции ставит под большое сомнение реализацию всех инициатив президента по модернизации и обновлению общества, уничтожает экономику не только внутри страны, но и отталкивает иностранных инвесторов. Продолжается бегство капитала из России. По данным ЦБ РФ в течение 2010 года чистый отток иностранного капитала составил почти 40 млрд. долларов. И это неудивительно. Растущие политические риски поставили Россию в один ряд с такими странами как Пакистан и Судан по степени нежелательности ведения бизнеса. В течение года Россия поднялась с 15-й строчки рейтинга на 10-е место в списке стран с так называемым экстремальным риском для ведения бизнеса. Первое место в этом списке занимает Сомали. В первую десятку входят Судан, Конго, Ирак, Афганистан, Пакистан. Замыкает десятку наша страна. С каждым днём в Российской Федерации ухудшается экономическая безопасность. Уничтожено 72 тысячи производств. Страна лишилось в первую очередь наукоемких производств. При этом Россия потеряла сотни тысяч лучших ученых и специалистов, которые в настоящее время трудятся за рубежом. В мировой торговле наукоемкой продукцией доля России составляет всего лишь около 1%.

Доля промышленности в ВВП сократилась до 14 процентов. Объем выпускаемой в стране продукции сегодня составляет примерно 3-3,5 процента от валовой продукции мира. Советская Россия, хочу напомнить, выпускала более 8% процентов мирового производства продукции. Идет нещадная эксплуатация советского производственного потенциала. Недавно власть вынуждена была признать, что износ основного оборудования в целом ряде отраслей превысил 80%. Обновление фондов, которое должно идти темпом минимум 10 - 15 процентов в год, топчется на 2-3 процентах. Деиндустиализировав промышленность и сельское хозяйство, бессмысленно говорить о модернизации экономики, и все инициативы президента в этом направлении обречены на провал. Исключительную остроту приобрела демографическую безопасность. За годы реформ почти на 10 млн. человек сократилось численность населения России. Сегодня из 140 миллионов российских граждан более миллиона беспризорники и бомжи. Около двух миллионов детей не пошли в школу 1 сентября, более шести миллионов наркоманов, из них около 100 тысяч гибнет каждый год, почти столько же алкоголиков, 12,5 миллионов инвалидов, их недавно было в два раза меньше, 35 миллионов пенсионеров. И только 25 миллионов работает в реальном секторе производства. При том, что одна только водочная мафия за счет паленой водки каждый год травит примерно 40 тысяч наших граждан - в три раза больше, чем погибло в афганской десятилетней войне.

На словах сегодня борьба с коррупцией президентом объявлена чуть ли не задачей номер один. Став во главе государства, Дмитрий Анатольевич сразу же образовал при президенте Совет по преодолению коррупции. Затем поручил подготовить «Национальный план противодействия коррупции». Но кому поручил? Не ученым, юристам, практикам - борцам с оргпреступностью, не знатокам преступного мира... А бюрократии. Щуку бросил в реку, козла запустил в огород. И на-гора выдали «труд», который специалисты с усмешкой назвали «Планом чиновничества по сопротивлению разоблачения коррупции». Ибо план - это когда четко прописаны цели, средства достижения, сроки реализации, ответственные... Здесь ничего этого нет. На 90% «план» состоит из общих, никого ни к чему не обязывающих призывов типа: «повышать правовую культуру населения». Таким же беззубым, если не вдаваться в подробности, оказался и спешно подготовленный для президента «антикоррупционный пакет» законов, включая "Закон о противодействии коррупции". Никакого эффекта он не принес, и тогда Дмитрий Анатольевич заказал уже «Национальную стратегию борьбы с коррупцией». И получил - такую же немощную и пустую бумагу. Другого и быть не могло, раз борьбу с лихоимством чиновников поручают самим чиновникам.

Необходимо разработать новый закон «О борьбе с коррупцией», который был бы наполнен конкретными законодательными мерами, а не декларациями о намерениях. Должны быть существенно расширены права Счетной палаты РФ. Пока что она исполняет роль своеобразного рентгеновского кабинета, где больного просвечивают, а лечить передают другим. Все расследования этого органа оформляются документально и передаются для принятия решений в Прокуратуру, ФСБ, МВД, Следственный комитет, где многие из них частенько «тонут» или прячутся под сукно. Проблема эффективной работы подобных ведомств давно решена во многих странах мира. Там счетные палаты называются Счетными судами, и в них работают не только аудиторы, которые отслеживают использование бюджетных денег, но и следователи, прокуроры и судьи. В их власти не просто назвать жулика, но арестовать его и судить. Учитывая, что обеспечение национальной безопасности отнюдь не сводится только к "силовой составляющей" и дипломатической деятельности, в ходе опроса респондентам был задан вопрос о степени влияния институтов гражданского общества и общественного мнения на обеспечение национальной безопасности России. Выяснилось, что это влияние есть и оно скорее позитивное, однако весьма ограниченное. Эксперты, представляющие общественные институты, склонны несколько выше остальных оценивать их позитивную роль в обеспечении национальной безопасности. Тем не менее, очевидно, что ресурс влияния гражданского общества мог бы быть гораздо выше, чем это имеет место в настоящее время. /по материалам экспертного опроса, сделанного в рамках совместного проекта ИС РАН и исследовательской группы "ЦИРКОН" в октябре-ноябре 2010 года; круглого стола по теме: «Эффективность федерального законодательства по борьбе с коррупцией и меры его совершенствования» (21 марта 2011 года).

У коррупции есть три принципиально разных слоя: первый – мзда за исполнение чиновником своих прямых обязанностей, второй – взятка за неисполнение им своих обязанностей, и третий – создание чиновником, используя несовершенство законов и процедур, коллизии, когда недача взятки становится практически невозможной.

Второй слой коррупции такой же мощный, как первый и третий. Сколько граждан откупается от ГАИ за езду в пьяном виде, выезд на встречную полосу, превышение скорости более чем на 60км, не говоря о мелких правонарушениях? Это и есть взятка должностному лицу за неисполнение им своих прямых обязанностей, инициируемая взяткодателем, у которого присутствует прямая личная или экономическая заинтересованность в ней. Сюда же можно добавить оплату результатов ЕГЭ, отсрочку от призыва в армию, покупные экзамены в институтах, финансирование выгодного для себя решения и пр., и пр.

Важная особенность социально-психологического климата в обществе, способствующая процветанию коррупции, - двойной моральный стандарт. С одной стороны, коррупция, особенно верхушечная, считается общественно-неприемлемой. Это всячески поддерживается и обыденной моралью, и прессой, и политической практикой, эксплуатирующей актикоррупционную тематику. С другой стороны, коррупция, особенно низовая, является принимаемой "по умолчанию" частью быта. Продолжают существовать зоны, почти закрытые для действий правоохранительных органов, борющихся с коррупцией. Обвинения в коррупции стали настольно обыденными и расхожими, что грань между нормой и отклонением стирается. Чиновник может стать коррупционером не только после принятия критического решения, но и в результате плавного перехода от действий "пограничного" характера к преступным. Это облегчается тогда, когда не налажены четкие технологии управления, принятия решений, когда размыты полномочия и сферы ведения. В переходные периоды плавное вхождение в коррупцию облегчается также следованием устаревшим, но еще действующим традициям, культурным стереотипам. Например, в прежней системе существовал особый вид ценных бумаг - документы, снабженные разными визами, резолюциями и "уголками" с грифами от Политбюро до сельсовета. Они допускали неформализованную конвертацию властного капитала в экономический. Эта практика сохранялась во всех ветвях и уровнях власти и с огромным трудом изживается сейчас. Устоявшиеся демократические традиции допускают конвертировать экономический капитал во властный (например, через механизм выборов), но в своих развитых формах препятствует конвертации властного капитала в экономический. Специфика переходного периода - смещение традиционных и культурных стереотипов, свобода практически беспрепятственной конвертации одних форм капитала в другие. В результате должностные лица рассматривают свою службу как продолжение рынка, а демократию трактуют как свободу преобразования нормального рынка в рынок коррупционных услуг.

Факт продажности должностных лиц, принимающих взятки, игнорировать невозможно, но основным активным рабочим телом коррупционных деяний второго типа являются сами граждане. Многие из подобных взяток вполне можно было не давать. Да, наступают кратковременные неприятные последствия – экономические потери, лишение водительских прав, непоступление или отчисление из института, служба в армии и т.п. Но кто сказал, что искоренение зла, а коррупция, несомненно – зло, может протекать безболезненно? Или пусть другие поискореняют за свой счет, а я пока посмотрю. Для начала, было бы неплохо поставить перед собой внутреннее рефлексивное зеркало, увидеть себя в нем и не давать хотя бы тех взяток, которых не вымогают, а лишь ожидают от тебя. Например, в Израиле есть преступники, но с другой стороны большинство населения не видит в полиции врага, не считает, что сотрудничество с правоохранительными органами - это позорное доносительство.

Библиографическая ссылка

Оноприенко Владимир Иванович Современная эволюция угроз экономической безопасности России // Научный электронный архив.
URL: http://econf.rae.ru/article/6595 (дата обращения: 24.06.2019).



Сертификат Получить сертификат

КОММЕНТАРИИ К ПУБЛИКАЦИИ – 3

Виктор, Москва
06:31, 2 марта 2012
О каком развитии страны может идти речь (о малом предпринимательстве в частности), если в аппарате государственного управления банально нарушается здравый смысл!Чем больше регуляторов, тем больше коррупции и меньше бизнеса. В 90-х тоже была коррупция , дела делались быстро, но было противно. Сейчас по-честному все налоги платим, но 90% сил и времени уходит на соответствие российским регуляторам. Выражусь образно - двигатель автомобиля тратит 90% своей мощности на свою систему охлаждения и лишь 10% чтобы двигаться. Купите себе такой автомобиль? А зачем государство такое построили?
Оноприенко В.И.
17:55, 25 июля 2014
Коррупция – это социальный терроризм
(в контексте безопасности жизнедеятельности)
Оноприенко В.И./*

"Коррупция – это угроза национальной безопасности, безопасности жизнедеятельности". Именно такой оценки на сегодняшний момент заслуживает достигнутый этим явлением-процессом уровень, влияние которого крайне негативно сказывается на осуществлении основных функций государства: обеспечение безопасности и правосудия. Именно коррупция разрушает любую социальную систему, где нет: соответствия прав и обязанностей, труда и вознаграждения, заслуг и их признания, справедливого наказания за преступление и т.д.
По некоторым компетентным оценкам появился определенный баланс между силой «давления» на коррупцию, противодействия ей через механизмы правовой профилактики и силами тех источников, которые ее «питают», силами ее восходящего воспроизводства. Это связано с тем, что борьба с коррупцией как неким локальным явлением, пусть и очень опасным для процессов духовного и материального воспроизводства жизни российского общества, сегодня обречена на поражение. Коррупция есть явление системное, вернее – она есть системная патология современного общественного строя России, и как системная патология она может быть «излечена» только через изменения самого общественного строя. По мнению автора - Оноприенко В.И. - необходимо создать принципиально новую, современную матрицу борьбы со взяточниками и коррупционерами, что возможно сделать, если приравнять их к террористам социальной сферы.
В результате доминирования личных меркантильных интересов при осуществлении полномочий рядом должностных лиц (разного уровня управления) реализация ими государственных (общественно-значимых) задач извращается. Таким образом, степень общественно-полезной продуктивности аппарата управления государством снижается.
По мнению экспертов, сегодня коррупция в России – один из самых доходных и высокоорганизованных бизнесов с оборотом порядка 300 миллиардов долларов в год (только в системе государственных закупок ежегодно страна теряет 1 триллион рублей). По данным Банка России, в прошлом году 35 миллиардов долларов были выведены в рамках, так называемых, сомнительных финансовых операций. По сути, коррупция для нашей страны – не просто зло, а фактор деградации государства, фактор, сравнимый с террористической деятельностью. Социология свидетельствуют, что масштабы этого бедствия уже преодолели тот закритический, без преувеличения - болевой порог чувствительности российского общества. По оценкам подавляющего большинства россиян – 75% опрошенных ВЦИОМ в ноябре 2012 года – степень коррумпированности общества остается крайне высокой. Согласно опросу ВЦИОМ, 38% респондентов считает, что реальных результатов борьбы с коррупцией нет и все остаётся как было, а еще 13% опрошенных считает, что ситуация становится даже хуже, а коррупция только усиливается. Это мнение укрепляется вследствие принятия популистских и имитационных, якобы антикоррупционных мер, например: Информация Минтруда России от 4 марта 2013 г. "Обзор рекомендаций по осуществлению комплекса организационных, разъяснительных и иных мер по недопущению должностными лицами поведения, которое может восприниматься окружающими как обещание дачи взятки или предложение дачи взятки либо как согласие принять взятку или как просьба о даче взятки", а также формальные региональные антикоррупционные программы, написанные под копирку, без практических механизмов решения проблемы. Подобные документы вызывают лишь общественный скептицизм и устойчивое разочарование в авторитете государства. Верховный суд РФ опубликовал коррупционную статистику первого полугодия 2013 года: за дачу взяток осуждены более 1,3 тысячи граждан, а за получение — только 544 должностных лица. А ведь, по логике, число взяткодателей и взяточников должно быть одинаково.
Ущерб, который коррупция наносит социально-экономическому развитию России, исчисляется триллионами рублей в год. Такое мнение высказала «Росбалту» профессор Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ Елена Румянцева. По ее оценке, 60-80% расходов на производство и продажу любого товара в России занимает «коррупционная составляющая». Сложнее поддается калькуляции ущерб от решений, принятых коррумпированными чиновниками под давлением лоббистов, или от некомпетентных решений служащих, купивших свои должности. Также сложно подсчитать, сколько страна теряет из-за уклонения госслужащих от добросовестного выполнения должностных инструкций. «Зарплата и прочие расходы на содержание такого контингента платятся из средств налогоплательщиков», — отмечает Е. Румянцева. По ее мнению, смерти людей от травм на дорогах, самоубийств, отравлений, нарушения техники безопасности на производстве, при пожарах происходят в том числе по причине недостатка госконтроля из-за коррумпированности чиновников. Людские потери из-за этих причин в России составляют около 300 тыс. человек в год. По европейским стандартам, жизнь трудоспособного человека оценивается по его вкладу в ВВП примерно в 1 млн. евро. Таким образом, 300 тыс. смертей из-за коррупции ежегодно — это примерно 1,2 трлн. рублей ущерба для российского ВВП. Цена ущерба от коррупции — вся наша жизнь, в которой мы недополучаем ни честно заработанных денег, ни привилегий, ни безопасности, ни качественных товаров и услуг, ни доступного комфортного жилья.
Важно расширить инструментарий публичности в вопросе противодействия коррупции. Необходимо ликвидировать завесу кулуарности, камерности со всего комплекса антикоррупционных процедур. Действенным механизмом в этом контексте может стать организация на регулярной основе практики публичных общественных слушаний по наиболее резонансным коррупционным делам, на площадках которых объединялись бы представители различных общественных объединений, партий, групп и организаций и СМИ – с обязательным присутствием на них представителей органов государственной власти и передачей всей совокупности материалов в правоохранительные органы.
Основным заказчиком на противодействие коррупции есть и будет общество и гражданин. Однако в настоящее время граждане не осознают не только всю степень реальной угрозы коррупции, но и считают, в большинстве своем, что это проблема, которую должны решать только руководство страны и органы государственной власти. Процент "неравнодушных" к коррупции недостаточно велик, а многие все еще думают, как встроиться в коррупционную систему лично или пристроить своих близких. Каждый должен реально осознавать степень угрозы и объем личных потерь. Только откаты в государственных закупках, по оценкам экспертов, пополняют карманы коррупционеров более чем на 1 триллион рублей ежегодно. Помимо этого существует широчайший спектр сфер – от управления собственностью, распределения природных ресурсов и бюджетов различных уровней до подключения к энергосетям и услугам ЖКХ. Это не абстрактные слова. В цену каждого товара (включая такие продукты как хлеб и молоко) и платежи (ЖКХ и пенсионные средства) заложены изъятия в пользу конкретных чиновников, пополнения их многомиллионных счетов и зарубежной собственности. В современной ситуации с учетом масштаба проводимой работы есть основания говорить о проявлениях заинтересованности со стороны руководства страны в системном противодействии коррупции. Это вызвано реальной оценкой недостаточной степени управляемости госаппаратом, высоким уровнем общественного недовольства, обусловленного коррупцией, и негативными последствиями от нее в экономической, внутри- и внешнеполитической сферах. Крайне важно, чтобы комплекс реализуемых мер не понимался руководством страны как разовая акция, некая кампания, которая по определению имеет начало и конец. Поставленные задачи невозможно реализовать без мобилизации общественного потенциала.
Борьба с коррупцией имеет высокую эффективность там, где активность общества высока, где каждый гражданин понимает, что благосостояние коррупционера строится за его личный – гражданина счет: в каждом продукте заложен «коррупционный сбор». Каждый коррупционер по отдельности, и коррупция в целом как процесс, являются, по мнению автора, террористами в социальной сфере жизнедеятельности человека. Нужна новая матрица отношения гражданина к коррупции, которая позволила бы преодолеть инфантильность граждан в вопросах борьбы с коррупцией, подняла степень общественного осознания необходимости тотальной борьбы с ней. По значимости – наравне с борьбой с терроризмом.
В общественном сознании должен быть разрушен образ коррупционера как успешного, самодостаточного и всемогущего деятеля. Радикальное решение проблемы коррупции в России требует не менее радикальной трансформации общественного противодействия. Автор/* в 2011 году сообщал своё предложение официальным лицам России: ввести в публичный оборот «Кодекс честного человека». Кодекс простой; состоит из трех "НЕ": НЕ БЕРИ, НЕ ДАВАЙ, НЕ ПРОХОДИ МИМО взяточников и им подобных. Современное наведение акцента на признаки террористической угрозы обществу от коррупционной деятельности поможет перевести локальную борьбу с ней в общенародное движение.


Источники:
Оноприенко В.И. (2014). Современная эволюция угроз экономической безопасности России // Научный электронный архив Российской Академии естествознания. -URL: http://econf.rae.ru/article/6595 ,
Левин М., Сатаров Г. (2010). Коррупция в России: классификация и динамика-фонд «ИНДЕМ» (Москва)-http://institutiones.com/general/2129-korrupciya-v-rossii-klasifikaciya-i-dinamika.html
Субетто А.И. (2009). «Капиталократия и глобальный империализм», Санкт-Петербург,
Сатаров Г., Пархоменко С. (2001). Разнообразие стран и разнообразие коррупции (анализ сравнительных исследований): Аналитический доклад. М.: Фонд ИНДЕМ. www.anti-corr.ru/indem/2001razn_corr.doc.
Субетто А.И. (2014). Капиталократия и коррупция (выступление на заседании «Интеллект-Клуба», посвященного проблеме «Реализация Национального плана противодействия коррупции в Российской Федерации 2014 – 2015гг.» - Санкт-Петербург, Россия, 25 июня 2014 г.

/*- Ссылка на авторство- СВИДЕТЕЛЬСТВО О РЕГИСТРАЦИИ № 07N-4Q-CA/ www.copytrust.ru, Дата составления/создания:09.04.2011 00:00:00 UTC+04:00, Видеоблог Дмитрия Медведева//Тема: Коррупция и борьба с ней.8 апреля 2011 12:10.:


/*Данные автора:
Оноприенко Владимир Иванович – Институт экономики РАН, старший научный сотрудник, профессор Российской Академии естествознания, Grand Doctor of Philosophy (Grand PhD), Full professor (World Information Distributed University (WIDU), доктор экономики и коммерции, кандидат экономических наук, академик Ноосферной общественной академии наук, член-корреспонденть Петровской академии наук и искусств, Full member EUANH, индивидуальный член Международного Союза экономистов. International Union of Economists, Inc. (IUE), международный эксперт 11-07,21.06.11. IASHE, главный редактор электронного научного журнала «Ноосфера.Общество.Человек».

Библиографическая ссылка
Оноприенко В.И. 1 Коррупция – это социальный терроризм // Ноосфера. Общество. Человек. – 2014. – № 3;
URL: www.es.rae.ru/noocivil/235-1231 (дата обращения: 25.07.2014).
Лариса
14:26, 27 июля 2014
МЕТАМОРФОЗЫ коррупции. О коррупции системно:
Метаморфозы коррупции: сексуальная коррупция

У коррупции есть три принципиально разных слоя:
первый – мзда за исполнение чиновником своих прямых обязанностей,
второй – взятка за неисполнение им своих обязанностей,
и третий – создание чиновником, используя несовершенство законов и процедур, коллизии, когда недача взятки становится практически невозможной.
Второй слой коррупции такой же мощный, как первый и третий. Сколько граждан откупается от ГАИ за езду в пьяном виде, выезд на встречную полосу, превышение скорости более чем на 60км, не говоря о мелких правонарушениях? Это и есть взятка должностному лицу за неисполнение им своих прямых обязанностей, инициируемая взяткодателем, у которого присутствует прямая личная или экономическая заинтересованность в ней. Сюда же можно добавить оплату результатов ЕГЭ, отмазку от армии, покупные экзамены в институтах, проплату выгодного для себя решения и пр., и пр.
Дать или не дать, вот в чем вопрос?
Его решение в подобных случаях целиком находится в личной компетенции. Также как и решение вопроса – брать или не брать, в компетенции чиновника. Факт продажности должностных лиц, принимающих взятки, игнорировать невозможно, но основным активным рабочим телом коррупционных деяний второго типа являются сами граждане. Многие из подобных взяток вполне можно было не давать. Да, наступают кратковременные неприятные последствия – экономические потери, лишение водительских прав, непоступление или вылет из института, служба в армии и т.п. Но кто сказал, что искоренение зла, а коррупция, несомненно – зло, может протекать безболезненно. Или пусть другие поискореняют за свой счет, а я пока посмотрю. Для начала, было бы неплохо поставить перед собой внутреннее рефлексивное зеркало, увидеть себя в нем и не давать хотя бы тех взяток, которых не вымогают, а лишь ожидают от тебя.
Что же касается первого и третьего типа коррупции, то справиться с взятковымогателями невозможно до той поры, пока не начнется их массовый «слив» гражданами; эффективное правовое государство базируется на «стукачестве». Примерьте, пожалуйста, на русский менталитет, даже если полиция станет образцовой. Милиция плохо работает? Стучите на нее в прокуратуру и службу собственной безопасности. Другого пути к улучшениям нет. Что заслуживаем, то и имеем.
Так что, хотите искоренить коррупцию в обществе, где нет диктатора, делающего эту работу за Вас, стучите, друзья, и не давайте взяток, хотя бы добровольно, за личную выгоду и послабления. Эти условия – необходимые.

Метаморфозы коррупции: О сексуальной коррупции
В отношениях между мужчиной и женщиной, помимо безумства любви, действуют и другие факторы, способствующие кристаллизации сексуальной связи в устойчивые отношения. Для мужчины это красота и сексуальная привлекательность женщины, для женщины – способность мужчины обеспечить ее и потенциально будущую семью. В утвердившейся парадигме абсолютизации товарно-денежных отношений эти качества, наряду со многими прочими, естественным образом превратились в товар, и возникшая агрессивная товарная масса циркулирует на социальном рынке в поисках покупателей. Не находя ”достойных” среди свободных, она начинает использовать механизм сексуальной коррупции, цель которой преодоление накладываемых законом и моралью ограничений, призванных оберегать уже устоявшиеся социальные связи, а также предохранять социум от связей, нецелесообразных или небезопасных с точки зрения продолжения рода.
В сексуальной коррупционной сделке активной стороной всегда является взяткодатель, а пассивной – взяткополучатель.
Как и в обычной коррупции выгодоприобретателей двое: один получает взятку, другой, дающий взятку, – доступ к желаемому ресурсу. При этом коррупционерами нарушается заключенный с третьими лицами формальный или неформальный общественный договор, либо моральное табу. Если обе стороны оценивают выгоду от сделки как существенную, коррупционные отношения закрепляются и имеют шанс перерасти со временем в устойчивые, разорвав ограничения нарушаемого договора или морального табу, что является потаенной надеждой и целью некоторых из взяткодателей.
Сексуальная коррупция занимает вполне определенное место в линейке отношений между мужчиной и женщиной - от примитивных к сложным:
- товарно-денежные отношения
- связь ради секса – разновидность бартера
- сексуальная коррупция
- устойчивые отношения.
Любовь в данной классификации отдельно не рассматривается, поскольку она – катализатор, основное биологическое назначение которого создать предпосылки для преобразования зарождающейся связи в устойчивые отношения. Поэтому любовь в качестве прелюдии, заметим – необязательной, относится к последнему пункту классификации.
Отношения вполне могут эволюционировать с одного уровня сложности к другому. Однако отношениям первого и второго типа перерасти в более сложные нереально: в практической жизни сюжет из фильма ”Красотка” остается сказочной экзотикой.
До эскалации рынка основными типами отношений были первый и последний, причем они абсолютно мирно уживались. Первые не мешали последним, скорее наоборот, укрепляли их, утилизируя бушующие биологические инстинкты. Второй и третий тип отношений активно табуировались моралью и встречались гораздо реже, скорее в качестве исключения.
Торжество рынка неизбежным образом сопроводилось расцветом либерализма, размывающего моральные ограничения. Результатом стала некоторая актуализация отношений второго типа, впрочем, весьма скромная, поскольку они по своей сути противоречат усредненной женской природе. Связь исключительно ради секса, по-прежнему, больше относятся к категории мужских мечт, чем к практике социальной жизни.
А вот рыночные по содержанию отношения третьего типа представляют собой, как уже отмечалось, серьезную угрозу устоявшимся отношениям. В этом, собственно, их суть.
Реализация феномена сексуальной коррупции разная на нижних и верхних уровнях социальной иерархии.
На верхнем уровне много обеспеченных мужчин и красивых женщин, формирующих идеальную среду для сексуальной коррупции. Если добавить сюда моральную слабость, социальную безответственность и невысокий средний интеллектуальный уровень, получится не что иное, как стандартная звездная тусовка, совершенно естественно, что с отмирающим институтом семьи. На верхних уровнях иерархии созданы удобные институты, обеспечивающие ”цивильное” функционирование механизма сексуальной коррупции. Для женщин это, например, журналы типа ”Maxim”, ”fashion-показы” и пр., для мужчин – дорогие часы, машины, яхты и пр. иерархические атрибуты. Непечатаемый подтекст этого ”благолепия”: ”Все это может стать твоим”.
На нижних уровнях социальной иерархии ресурсная база для сексуальной коррупции уже, к тому же те, у кого есть что предложить, зачастую пробуют свои силы на более высоких уровнях. Поэтому на нижних уровнях первые длительные устойчивые отношения значительно чаще проистекают из любви. Проблемы начинаются несколько позже, когда уходит любовь или рассеивается романтическая дымка. Если не повезло, то партнер неожиданно обнаруживает рядом с собой не близкую родственную душу, а нечто лежащее на диване, пьющее или истошно пилящее. В этом случае факторами, стабилизирующими отношения, становятся ответственность и мораль – в случае их наличия, а также недостаток ресурсов для сексуальной коррупции, позволяющих выполнить вторую уже осознанную попытку создания устойчивых отношений. Многие все же не выдерживают, рвут отношения и живут в ожидании еще одной любви. Некоторым даже везет.
Но, несмотря на узость ресурсной базы, и на нижних уровнях коррупционируют, чем Бог послал. Рынок – есть рынок.

К сексуальной коррупции относится неявным образом целый ряд социальных явлений.

Если чуть глубже вдуматься, то ставшая популярной, безобидная, в общем-то, игра под названием ”бег за ускользающей молодостью”, в которой игрок делает подчеркнутые публичные акценты на своей ”товарности”, также включает в себя элементы сексуальной коррупции.
Случается и неосознанная коррупция, протекающая на подсознательном уровне. Так, если процесс создания устойчивых отношений по любви повторяется многократно, то это диагноз – форма экзогенной наркомании. Болеющий ею человек идет на новую связь за очередной дозой экзогенных опиатов, предлагая другим игрокам социального рынка, как только заканчивается действие предыдущей дозы, свой высокий или активный товарный эквивалент. И пр., и пр.
К чему веду: участие в этом захватывающем карнавале принимают сами граждане. В расцвете сексуальной коррупции власть не виновата, если только в том, что пустила на наши просторы рынок, которого мы так страстно желали.
Метаморфозы коррупции однозначно производны от территориально-иерархического контура сознания.
Безусловно контуры сознания дают хорошее подспорье в формировании структуры матрицы. Но можно предложить более развернутый вариант подобного структурирования.
1. Осознание себя, материальности мира, и взаимодействия с ним на
физическом уровне.
Проявления этого уровня как осознавание половой принадлежности,
выделение себя из мира по всем параметрам и качествам и деление мира
относительно параметров и качеств, удовлетворение низших страстей т.е. поиски и реализация действий которые приведут к ощущению наполнености на данном уровне .Социальные проявления: поиск партнера, продолжение рода, обеспечение безопасности себя и семейства в том числе и все потребности потребления. Полюса мативации: Я во имя тела – Я во имя пространства семьи.
2 Осознание социальности мира в котором живет человек. Взаимодействия социального уровня (а они у нас нынча построены на экономических взаимоотношениях) поэтому проявления как строительство социальных пирамид и вавилонских башень. Полюса мативации:Я во имя своих амбиций – Я во имя соц.группы.
3.Осознание неразрывности Я и мира. Осознание мира как Я. отсюда
безусловная любовь как клей склеивающий некогда разъединенное. Полюса мативации:Я жертвенность -Я любовь.
4.Собирание себя в надматериальных планах. Осознание себя как нематериальной души. Осознание двойственности мира.(субъект объект) Проявления: знаешь почти всё. Имеешь информационный канал. Открываются творческие или наставнические способности. Полюса мативации:Я творец – Я учитель.
5.Осознание пространства-времени. Осознание уровней управления пространством. Влияние на пространство. собирание всех Я до первотроицы. Полюса мативации:Я подавление – Я сострадание.
При такой структуризации видно, что Коррупция живет на любом уровне с полюсом мативации личного удовлетворения и лечится только переводом в полюс мативации в удовлетворение через интересы соцгруппы. Соответственно интересы соцгруппы должны быть обозначенны конкретикой, а это только Глобальная цель: – Поэтому вы и ведете экспансию.
НО корни в каждом …

Учитывая, что обеспечение национальной безопасности отнюдь не сводится только к “силовой составляющей” и дипломатической деятельности, в ходе опроса респондентам был задан вопрос о степени влияния институтов гражданского общества и общественного мнения на обеспечение национальной безопасности России. Выяснилось, что это влияние есть и оно скорее позитивное, однако весьма ограниченное. Эксперты, представляющие общественные институты, склонны несколько выше остальных оценивать их позитивную роль в обеспечении национальной безопасности. Тем не менее, очевидно, что ресурс влияния гражданского общества мог бы быть гораздо выше, чем это имеет место в настоящее время.
Законов хватает, не хватает их исполнения. Все сработает и в рамках существующего законодательства. А ресурс гражданского общества резко повысится, если создать специальные кабинеты-резонаторы для приема, усиления и передачи по назначению «гражданского стука», в том числе публичного.
/А. Оноприенко

Добавить комментарий

Ваше имя
Текст комментария
Антиспам проверка