Заочные электронные конференции
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 
     
Хозяйственный механизм общественных формаций. Избранное.
Оноприенко В.И.


Для чтения PDF необходима программа Adobe Reader
GET ADOBE READER

Хозяйственный механизм общественных формаций

/избранное/.

https://www.copytrust.ru/m_register_info.php?rid=07N-4Q-13

Светлой памяти выдающегося ученого-экономиста, мудрого учителя и светлого человека – Леонида Ивановича Абалкина - посвящается.

Впервые в экономической науке были раскрыты организационно-экономическая сущность, структура, функции и эффективность хозяйственного механизма.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ХОЗЯЙСТВЕННОГО МЕХАНИЗМА/

Задачи политической экономии связаны с выяснением сущности, структуры, функций хозяйственного механиз­ма, с более глубоким изучением главных особенностей его действия на разных этапах развития общества. Такого рода анализ поможет выработать рекомендации по его совершенствованию.

Хозяйственный механизм любого способа производства представляет со­бой совокупность форм и методов хозяйствования, вклю­чая не только базисные, но и надстроечные элементы, про­являющиеся через определенные категории, влияющие друг на друга. Ни одна из этих форм и ни один из методов не действуют изолированно. Однако понимание взаимо­влияния категорий и изучение его сути — начальный этап анализа экономических форм как некоего единства. Лишь на следующем этапе все экономические формы рассматри­ваются как проявления единого организма, обеспечивается адекватное отражение в категориях политической эконо­мии экономической жизни общества. Именно здесь завер­шается определение основных черт категории «хозяйст­венный механизм», дается ее полное содержание. Она от­ражает системный характер экономической жизни обще­ства, общие черты, присущие ее формам при том или другом способе производства.

Формы хозяйствования выражают не только общие коренные социально-экономические черты способа произ­водства, но и направление, скорость, степень изменения производительных сил, с которыми они находятся в тес­ной зависимости, следуя в своих изменениях за их разви­тием. Поэтому важно подчеркнуть, что все экономические формы образуют целостную систему, служат в комплексе неразрывными элементами проявления одной и той же сущности — экономической деятельности человека, охва­тывая в совокупности все ее стороны. !!!Таким образом, эта совокупность отражает новое качество, не присущее!!! в полной мере пи одной из форм, взятых изолированно, ни их сумме.

Анализ хозяйственного механизма невозможен без рассмотрения экономической деятельности человека — ее содержания, движущих сил, способов организации. Сле­довательно, хозяйственный механизм надо изучать как организационно-экономическую систему. В круг исследуемых вопросов необходимо включить многоуровневый ха­рактер структуры хозяйственного механизма. При иссле­довании определяются его типы и изменения, соответст­вующие каждому из них.

Огромное влияние на развитие хозяйственного механизма оказывает тип цивилизационного устройства общества. Хозяйственный механизм в своем общесоциальном ви­де существует во всех общественно-экономических фор­мациях, но для каждой из них он специфичен, зависит от отношений собственности того или иного способа произ­водства. Принадлежность к определенному цивилизационному типу - будь то англосаксонская или центрально-европейская модель, Китай или Япония, Россия - определяют формы и виды общественного устройства, индивидуальный облик модели хозяйствования.

Экономическая деятельность: содержание, движущие силы, организация/

Хозяйственный механизм не существует вне деятельности людей в рамках общественного воспроизводства. Со сто­роны производительных сил ее содержание есть взаимо­действие человека и природы, со стороны производствен­ных отношений — организация производства, распределе­ния, обмена и потребления материальных благ и услуг, т. е. соответственно технологическая и экономическая дея­тельность.

Движущими силами экономической деятельности слу­жат экономические интересы, ведущие из которых всегда связаны с присвоением всевозрастающей доли производи­мого продукта и услуг как материального условия самого существования людей. Поэтому можно сказать, что ее цели в конечном счете сводятся к организации такой си­стемы экономических (хозяйственных) связей, при кото­рой можно присваивать во всевозрастающих размерах результаты производства. Характер же и способы при­своения определяются господствующими отношениями собственности на средства производства.

Та или иная форма частного присвоения делит обще­ство на классы, чьи коренные экономические интересы антагонистичны. В этом случае единство коренных целей экономической деятельности возможно лишь в рамках соответствующего класса и невозможно в масштабах об­щественного производства в целом. С развитием производительных сил такое положение неминуемо ведет к нарас­танию неустойчивости общественного воспроизводства с соответствующими социальными последствиями.

Единство целей реально в том слу­чае, когда объективный экономический интерес носителей этой деятельности станет их осознанным субъ­ективным побуждением к деятельности. Связь осознанных целей и экономических интересов национальных экономик не является однолинейной и обнаруживается лишь «в конечном счете».

Ф. Энгельс отмечал: «...в истории общества действу­ют люди, одаренные сознанием, поступающие обдуманно или под влиянием страсти, стремящиеся к определенным целям. Здесь ничто не делается без сознательного наме­рения, без желаемой цели» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 306).

Принадлежность к классу наемных работников далеко не однозначно определяет це­ли экономической деятельности индивидов. Это может быть деятельность, прямо и непосредственно отражающая их классовые интересы, сознательно направленная на революционное изменение отношений собственности на средства производства, но может быть и деятельность с деформированным классовым содержанием, например в случае постановки в качестве приоритетной цели удов­летворение не политического, а текущего экономического интереса; отрицание всякой организованной экономиче­ской деятельности, приводящее к анархо-индивидуалистическому поведению. Наконец, эксплуататорский класс всегда создает систему воздействия на сознание эксплуа­тируемых масс, что при определенных обстоятельствах может повести к такой направленности экономической деятельности последних, которая по существу превраща­ет эксплуатируемых в защитников противоположных классовых интересов.

На конкретные цели существенное влияние оказывает и содержание труда индивидов. Так, не просто приходит к наемным работникам, занятым преимущественно творче­ским умственным трудом, понимание их классовой при­надлежности и, следовательно, их классового места в эко­номической деятельности. Z Не означает автоматического тождества целей экономической деятельности и принад­лежность к эксплуататорским классам. Истории известны факты участия их представителей (и в качестве руково­дителей) в движении эксплуатируемых масс за свое со­циально-экономическое освобождение. Z Не совпадают, а подчас и противоположны конкретные цели представите­лей промышленного, торгового и ссудного капитала, капи­талиста-арендатора и земельного собственника, финансо­во-монополистической олигархии и демонополизированной., буржуазии.

В обществе, где созданы условия для объективного единства коренных экономических интересов, далеко не всегда наблюдается аналогичное единство конкретных це­лей экономической деятельности не только индивидов, но и социальных групп и классов. Опыт показывает, что не­своевременное распознание противоречий текущих эконо­мических интересов, отсутствие действенных механизмов использования этих противоречий в направлении приори­тета общенародного экономического интереса могут повести к деформации конкретных целей экономической деятельности, которая приводит к социальным конфлик­там. Таким образом, классовые цели во многом определя­ются тем, насколько цели отдельных индивидов совпадают с их действительным классовым интересом.

Однако, несмотря на те или иные коллизии, фунда­мент, определяющий в конечном счете направление дея­тельности в масштабе общества, — классовые экономиче­ские интересы, динамика и структура которых детермини­рованы системой экономических законов данного способа производства. Каждый субъект стоит перед выбором: либо согласовать цели экономической деятельности с ее объ­ективными регуляторами, либо быть исключенным из чис­ла субъектов экономической деятельности как представи­теля соответствующего класса (социальной группы).

Например, право распоряжаться капиталом по своему произволу, отмечали К. Маркс и Ф. Энгельс, «свидетель­ствует... об иллюзии, будто сама частная собственность основана исключительно на частной воле, на произволь­ном распоряжении вещью. На практике понятие (злоупотреблять. — Ред.) имеет очень определенные эко­номические границы для частного собственника, если он не хочет, чтобы его собственность, а значит и его из (право злоупотребления. — Ред.) перешли в другие руки...»2 (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 64.)

Z Для ее осуще­ствления создается соответствующий инструментарий и отвечающие ему организационные формы. Последние определяются классовым местом субъектов деятельности. Представители эксплуататорских классов имеют одни ее организационные формы, эксплуатируемые массы — другие. Разнятся формы экономической деятельности рабо­чего класса и кооперированного крестьянства в социали­стическом обществе. Z Специфичны и организационные фор­мы деятельности представителей социальных групп, например представителей капитала-собственности и капитала функции, инженерно-технического персонала, управ­ленческих кадров и т. д.

!!! Вместе с тем организационные формы отражают развитость производительных сил общества. Z На одной ступени возникает необходимость, в частности, в банках; на другой — требуется единый экономический центр и т. д. Социальное содержание экономической деятельности даже во внешне одинаковых организационных формах может быть принципиально различным. Но сами формы могут использоваться даже в противоположных способах произ­водства. Так, В. И. Ленин называл организационные фор­мы государственно-монополистического капитализма впол­не пригодными для использования в экономической жизни социалистического общества, требуя лишь отсечь то, что капиталистически их уродует4 (См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 34, с. 307)

Z На организационные формы существенно влияет исто­рическая обстановка. К ней можно отнести национальные особенности и сложившиеся традиции экономической жизни, соотношение классовых сил внутри общества и в международном плане, наличие и расположение производ­ственных мощностей и естественных ресурсов, размеры территории, демографическую ситуацию, степень и харак­тер включения национальной экономики в мировое хозяй­ство и т. п.

В то же время нельзя не отметить, что организацион­ные формы воздействуют на содержание деятельности. Z Будучи целостными социальными системами, они создают собственные механизмы поддержания своей целостности. Удовлетворение объективных потребностей в новых орга­низационных формах может сдерживаться более или ме­нее активным противодействием со стороны этих механиз­мов, стремлением сохранить то содержание экономической деятельности, для которой и были созданы ныне устарев­шие организационные формы.

Z Эффективность экономической деятельности определя­ется степенью достижения ее целей. Z Здесь следует иметь в виду двойственный характер этих целей. С одной сто­роны, речь идет об удовлетворении экономического инте­реса субъекта деятельности; с другой — о потребностях социально-экономического прогресса общества. Возмож­ность устойчивого совпадения двух групп целей в масшта­бах всего общественного производства создает лишь гос­подство отношений общественной собственности на сред­ства производства.

Обособление экономических интересов, порождаемое отношениями частной собственности на средства произ­водства, превращает потребности развития производитель­ных сил общества, экономические законы в нечто чуждое экономической деятельности, выступающее как навязываемый извне тот или иной способ действий. В результате «все общественное производство регулируется не согласно сообща обдуманному плану, а слепыми закона­ми, которые проявляются со стихийной силой...»5 (Маркс К., Энгельс Ф, Соч., т. 21, с. 175).

Попыт­ка использования методов государственно-монополистиче­ского регулирования экономики как средства примирить экономические интересы, вызванные частнокапиталисти­ческим способом присвоения в его монополистической форме, с потребностями развития производительных сил дает лишь локальные во времени и пространстве резуль­таты. Только замена отношений частного присвоения на отношения общественного присвоения создает объектив­ные возможности такой экономической деятельности, при которой «анархия внутри общественного производства заменяется планомерной, сознательной организацией... Законы их собственных общественных действий, противо­стоявшие людям до сих пор как чуждые, господствующие над ними законы природы, будут применяться людьми с полным знанием дела и тем самым будут подчинены их господству» 6 (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 294—295).

Таким образом, если при господстве отношений част­ного присвоения экономическая деятельность есть по су­ществу приспособление к экономическим законам, то гос­подство отношений общественного присвоения означает появление возможности их сознательного использования.

Хозяйственный механизм как организационно-экономическая система/

Предпосылкой рассмотрения хозяйственного механизма как экономической категории служит выделение в систе­ме производственных отношений двух подсистем: соци­ально-экономических и организационно-экономических отношений. Каждая из них в свою очередь имеет сложную внутреннюю структуру. Первая представляет собой отно­шения собственности (присвоения). Организационно-эко­номические отношения возникают и развиваются в про­цессе общественного разделения труда, и в их составе раз­личают следующие группы: конкретные формы организа­ции производства, хозяйственные связи между звеньями общественного разделения труда и отношения управления ими, более широко — отношения социалистического хозяйствования. Данные организационно-экономические отношения и составляют содержание категории «хозяй­ственный механизм».

Рассмотрим роль и место организационно-экономиче­ских отношений в системе производственных отношений. Как известно, процесс труда не выступает ни в какой особой экономической определенности. Политико-экономи­ческой категорией является не труд, а лишь общественная форма труда, его общественное устройство, другими сло­вами, отношения между людьми по участию их в обще­ственном труде8 . (См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 7, с. 45). Общественное устройство труда при экономическом исследовании выступает в определенных организационных оформлениях. Экономические катего­рии, выражая различные стороны и черты существующих производственных отношений, представляют также собой и элементы организации экономической деятельности, ибо любая экономическая деятельность возможна, только бу­дучи организационно оформленной. Поэтому собственность проявляется через организационно-экономические отноше­ния. Этим определяется и место каждой из подсистем в общей системе производственных отношений.

Собственность выражает сущностный слой данной си­стемы. Организационно-экономические отношения распо­лагаются во внешнем ее слое и служат, по нашему мне­нию, формами реализации отношений собственности. Они активно взаимодействуют с производительными силами и надстройкой.

Возникновению и совершенствованию организацион­но-экономических отношений содействует обобществление производства. Их форму определяет уровень развития про­цессов разделения труда и кооперации. Реализуясь через организационно-экономические отношения, собственность придает им соответствующую социальную окраску в за­висимости от сложившегося в данный момент уровня от­ношений собственности.

Следовательно, организационно-экономические отно­шения, с одной стороны, порождены развитием производи­тельных сил, с другой — представляют собой форму про­явления и реализации отношений собственности. Нахо­дясь между производительными силами и отношениями собственности, они их связывают, и через них производительные силы воздействуют на производственные отноше­ния и наоборот. В то же время через организационно-экономические отношения взаимодействуют базис и над­стройка.

Организационно-экономические отношения как целост­ная система имеют многоуровневую внутреннюю струк­туру. Конкретно можно выделить три уровня. К первому (глубинному) уровню относятся отношения хозяйствова­ния. Они носят наиболее общий характер и непосредст­венно располагаются вокруг отношений собственности. Второй (поверхностный) уровень включает конкретные формы функционирования организационно - экономических отношений. Например, хозрасчет как экономическая кате­гория — отношения первого уровня. Хозрасчет же как метод ведения хозяйства (хозрасчет предприятия, бригад­ный хозрасчет и

т. д.) представляет собой конкретные формы функционирования хозрасчетных отношений, ко­торые можно отнести ко второму уровню.

Конкретная реализация этих отношений (в конкрет­ной социалистической стране, на конкретном предприя­тии, в конкретной бригаде) составляет третий уровень (он и будет рассматриваться в последующих главах книги).

Анализируя взаимосвязь производительных сил и ор­ганизационно-экономических отношений, прежде всего надо отметить следующее. В процессе труда, т. е. при воз­действии человека при помощи средств труда на предме­ты труда, возникает система отношений человека к вещи или между людьми в непосредственно-материальном про­изводстве по поводу технологического процесса. Эти отно­шения, называемые «организационно-техническими» (В. Д. Камаев характеризует их как отношения между людь­ми в непосредственно материальном производстве по поводу тех­нологических процессов. Они находятся на стыке между произво­дительными силами и производственными отношениями, по со стороны производительных сил (см.: Камаев В. Д. Развитой социа­лизм: темны и качество экономического роста. М., 1977, с. 82)), возникают при соединении элементов производительных сил. Здесь проявляются одновременно и организационно-экономические отношения — отношения между людьми по поводу организации общественного производства. Они вступают в определенное взаимодействие. В результате появляется новая группа отношений, включающая как организационно-технические, так и организационно-эко­номические отношения, находящиеся в определенной вза­имосвязи и взаимозависимости. Такая группа располагается как бы на границе между производительными сила­ми и производственными отношениями.

Специфика этих отношений состоит в том, что они одновременно имеют элементы и производительных сил, и производственных отношений, и их нельзя всецело отнести ни к одной из рассмотренных групп. Вместе с тем вуказанном «пограничном» слое возникают отношения, отличающиеся от организационно-технических и организационно-экономических, взятых в отдельности. В книге не ставится задача подробного исследования выявленнойгруппы отношений. Поэтому ограничимся их общей характеристикой и определением места в системе «производительные силы - производственные отношения».

Для рассмотрения взаимодействия базиса и надстрой­ки надо проанализировать новый «срез» производствен­ных отношений. Экономическая деятельность общества подчиняется объективным экономическим законам, дейст­вующим независимо от воли и сознания людей. При до­стижении определенного уровня развития производительных сил, вызванного формированием крупного машинного производства, появляется все большая объективная по­требность сознательного и целенаправленного использова­ния законов. Дело в том, что крупная машинная индуст­рия порождает и новый уровень обобществления произ­водства. Углубление специализации влечет за собой новые формы концентрации, связанные прежде всего с необхо­димостью централизованного регулирования движения всего общественного производства. Развитие этих процес­сов отражается в формах государственного регулирования экономики при капитализме и в планомерном управлении народным хозяйством при социализме. В настоящее время эти функции берет на себя государство, выполняя роль экономического центра страны и превращаясь тем самым при капитализме в совокупного предпринимателя, при социализме — в совокупного работника.

Деятельность государства как экономического центра связана с формированием механизма использования эко­номических законов. Поэтому в рамках производственных отношений выделяют способ действия и механизм исполь­зования экономических законов — две взаимосвязанные, но вместе с тем и различные системы. Экономические за­коны проявляются через конкретные хозяйственные фор­мы: цены, заработную плату и т. д. Эти формы одновре­менно являются и формами их действия. В то же время нельзя утверждать, что в целом действие экономических законов осуществляется посредством механизма их ис­пользования. С одной стороны, если законы не познаны или не используются, то они не проявляются через дан­ный механизм. С другой — механизм использования эко­номических законов включает и ряд элементов надстроечных отношений: правовые нормы, хозяйственное законо­дательство и т. д. Отсюда теоретически можно принять, что способ действия и механизм использования эконо­мических законов определенным образом соприкасают­ся между собой. Соприкосновение и представляет собой сферу действия организационно - экономических отноше­ний.

Рассматривая взаимоотношения способа действия и механизма использования экономических законов, важно отметить, что в действительности сферы их функциониро­вания никогда не получают полного совмещения. Во-пер­вых, всегда имелись и будут иметься непознанные или недостаточно полно познанные законы. Во-вторых, как показывает практика управления, трудно добиться эффек­тивного использования всех законов в равной мере. В-третьих, в отличие от системы действия механизм ис­пользования охватывает и определенную группу надстро­ечных отношений.

Итак, если анализировать взаимодействие базиса и надстройки, то оно, по нашему мнению, осуществляется следующим образом. В «пограничной» области имеется взаимосвязанная группа отношений, состоящая из орга­низационно-экономических и надстроечных отношений. Они функционируют в рамках механизма использования экономических законов и в той его части, где он не сопри­касается с системой действия этих законов. Данную область нельзя всецело отнести к базису или надстройке, ибо, с одной стороны, здесь присутствует механизм ис­пользования экономических законов; с другой — сюда не распространяется область способа их действия.

Изучая «пограничную» область взаимодействия базиса и надстройки, можно выявить несколько групп отноше­ний. Это прежде всего базисные отношения, выражающие способ действия экономических законов, надстроечные отношения, действующие в рамках механизма использо­вания экономических законов, а также специфические, сочетающие черты базиса и надстройки. Взаимосвязь названных групп отношений образует их новую группу, которая присуща лишь области, находящейся на стыке оазиса и надстройки.

Охарактеризовав связи, складывающиеся между бази­сом и надстройкой, рассмотрим сферу распространения организационно-экономических отношений. Как было от­мечено ранее, она находится в рамках совмещения сфер способа действия экономических законов и механизма их использования. Организационно-экономические отноше­ния, складывающиеся в процессе кооперации производст­ва, возникающей вследствие общественного разделения труда, можно сгруппировать следующим образом. К пер­вой группе целесообразно отнести отношения, зависящие от конкретных форм организации производства (его коо­перации); ко второй — хозяйственные связи при взаимо­действии отдельных компонентов единой экономической системы; к третьей — отношения, связанные с обеспече­нием пропорциональности, экономическим стимулирова­нием и т. д.

Функционирование названных групп отношений и со­ставляет, видимо, механизм использования экономических законов. Организационно-экономические отношения пред­ставлены в той части этого механизма, где действуют эко­номические законы. Механизм использования экономиче­ских законов включает также и надстроечные элементы, находящиеся в «пограничном» слое с производственными отношениями. Сфера действия организационно-экономи­ческих отношений не распространяется на ту часть, меха­низма использования экономических законов, которая представлена надстройкой.

Учитывая характер взаимосвязи организационно-экономических отношений с производительными силами, над­стройкой и отношениями собственности, сформулируем содержание хозяйственного механизма как организацион­но-экономической системы. Хозяйственный механизм яв­ляется системой многоплановой, многоаспектной, выходя­щей за рамки производственных отношений. Главное его содержание как экономической категории составляют организационно-экономические отношения.

В состав хозяйственного механизма следует включить и специфические отношения, имеющие место в «погранич­ном» слое при взаимодействии производительных сил и производственных отношений, а также при взаимодейст­вии базиса и надстройки. Отношения, складывающиеся при взаимодействии организационно-технических и орга­низационно-экономических отношений, несут элементы производительных сил и производственных отношений. Поэтому включение этой группы в состав хозяйственного механизма предполагает наличие здесь и определенных элементов производительных сил, представленных в фор­ме организационно-технических отношений.

При взаимодействии базиса и надстройки выделен­ные ранее группы отношений в «пограничном» слое мо­гут быть полностью включены в хозяйственный меха­низм.

Таким образом, хозяйственный механизм представля­ет собой сложную целостную систему, включающую не­сколько групп отношений. Многоаспектность хозяйствен­ного механизма как сложной системы, представленной группами разнородных отношений, предопределяет фор­мирование внутри его структуры ряда образований, через которые эти отношения проявляются.

Структура хозяйственного механизма/

Взаимосвязь и единство всех форм движения экономики отражают сущностные зависимости между ними. Суть со­стоит в том, что отдельные формы свойственны только определенной части (грани, стороне) системы производст­венных отношений, базирующихся на отношениях собст­венности на средства производства, тогда как !!!функциони­рование производства возможно только через их систему. Вместе с тем системность действия всех экономических форм, их неразрывная связь образуют специфическое качество, присущее совокупности форм, функционирую­щей на поверхности экономической жизни. Процесс рас­ширенного воспроизводства осуществляется через сово­купность таких форм. Ни одна из форм не выпадает из нее, без любой из них нормальный воспроизводственный процесс невозможен.

Совокупность всех экономических форм образует новую синтетическую категорию — хозяйственный механизм. Специфическое качество совокупности — взаимосогласо­ванность действия, целостность, неразрывное единство — представляет собой основную черту политико-экономиче­ской категории «хозяйственный механизм». Его устойчи­вость, широта охвата им экономических явлений позволяют отнести хозяйственный механизм ко всеобщим категориям политической экономии, сущность которой составляют системность действия всех экономических Форм, функционирующих на поверхности экономической Жизни, их неразрывная связь, целостность и взаимосогласованность, обеспечивающие в каждой общественно-экономической формации реализацию цели способа про­изводства, а вместе с ней и формы реализации собствен­ности. Сущность раскрывается в многообразных связях между формами экономической жизни, в их согласован­ном развитии «...Хозяйственный механизм социалистического общества... прямо включает в себя конкретные формы производственных отно­шений, находящиеся на поверхности явлений, такие, как план, норма и норматив, экономические оценки ресурсов, финансы и кре­дит, хозрасчет, цена, прибыль, заработная плата, премия и т. д. Все они одновременно выступают и как объективные экономиче­ские категории, и как методы хозяйствования, рычаги управления, формы использования экономических законов социализма» (Медведев В. А. Управление социалистическим производством: пробле­мы теории и практики. М., 1983, с. 51)

Рассматривая гносеологический аспект проблемы, от­метим существование категории (понятия) «хозяйствен­ный механизм способа производства». В этой категории проявляются специфические черты общественно-экономи­ческих формаций и в то же время общая всем им сущ­ность. Наряду с категорией «хозяйственный механизм» имеются понятия, отражающие специфичность каждого типа хозяйственного механизма.

Если же анализировать проблему с учетом реальных форм хозяйствования, то на практике мы наблюдаем только экономические формы, свойственные тому или ино­му способу производства. Поэтому нет хозяйственного механизма вообще, как нет производства вообще: они про­являются через производство и хозяйственный механизм каждого способа производства.

Выявление для каждого способа производства катего­рии «хозяйственный механизм» позволяет охарактеризо­вать ее общие черты. Системность и целостность функ­ционирования форм хозяйствования в различных обще­ственно-экономических формациях свидетельствуют об определенных устойчивых отношениях в производстве, выражающихся в данной категории, в сохранении ее каче­ства и образующих субстанцию хозяйственного механиз­ма. Это одна сторона проблемы. Другая сторона — опреде­ление изменяющихся черт хозяйственного механизма, способа и последовательности внедрений, происходящих в нем как в пределах одной общественно-экономиче­ской формации (модификация хозяйственного механизма способа производства), так и при переходе от одной фор­мации к другой (изменение его типа).

Системность и целостность действия экономических форм являются только сущностью категории. Ее содержа­ние составляют связи между различными формами дви­жения экономики, способы разрешения противоречий. С изменением организации производства в результате рос­та производительных сил и изменения отношений собст­венности на средства производства экономическая жизнь общества перестраивается на качественно новых началах. Происходят либо модификация, либо замена форм эконо­мической жизни, а также связей между ними, способов их взаимодействия, т. е. меняется весь хозяйственный механизм.

!!!Постановка вопроса о последовательности изменения содержания категории приводит к проблеме соотношения ее отдельных частей, степени их подвижности и функцио­нальных различий или к вопросу о структуре катего­рии.

Формы экономической жизни общества изменяются постоянно, как и производительные силы. При этом их объединяют организационно-экономические отношения, без которых невозможно было бы проследить связь этих форм с производством, а значит, и последовательность изменения структурных элементов хозяйственного меха­низма, их связь друг с другом и способы развития.

Прежде чем перейти к определению элементов катего­рии, необходимо сделать одно замечание. К. Маркс выде­лил простые моменты процесса труда, совершающегося в любой форме и на любой ступени развития: целесообраз­ная деятельность или сам труд, предмет труда, средства труда. Соединение простых моментов в едином процессе порождает сложные отношения, возникающие в производ­стве и на других фазах воспроизводства. Поэтому хозяй­ственный механизм, представляя сложную структуру форм и методов хозяйствования, находящихся на поверхности экономической жизни и отражающих всю систему производственных отношений, состоит из элементов, про­стейших для данной категории и данного уровня абстрак­ции, но которые не являются простейшими вообще. !!!Как молекула, представляя простейшую неделимую частицу вещества со всеми его свойствами, сама состоит из атомов, имеющих сложную структуру, так и элементы хозяйствен­ного механизма — сложные категории, обладающие собст­венными внутренними свойствами и структурой.

Одним из элементов категории «хозяйственный меха­низм» выступает форма организации (объединения) про­изводительных сил (производства). В свою очередь форма организации производительных сил — результат проявле­ния структурной подсистемы организационно-экономиче­ских отношений, возникающих в процессе общественного разделения труда и в системе производственных отноше­ний, находящихся ближе к поверхности экономической жизни, образующих, как было показано, фундамент хо­зяйственного механизма.

В

Этапы зрелости

различных общественно-экономических формациях различны формы организации производства, которые определяются развитие производительных сил: община; рабовладельческое хозяйство; феодальное хозяйство; цех, мануфактура, фабрика, трест, концерн, финансово-моно­полистическая группа, транснациональная корпорация (ТНК) и т. д.; предприятие (производственное объедине­ние), отрасль, 1. территориально-производственный ком­плекс (ТПК), 2. единый народнохозяйственный комплекс и т. д.

Основное противоречие внутри формы организации производительных сил — противоречие между непрерывно развивающимися средствами производства и формой их объединения, которая должна быть рассмотрена с орга­низационной и с социально-экономических сторон.

При достаточно высокой степени развития производи­тельных сил форма их организации приобретает много­уровневый характер. Так, внутри основной производствен­ной единицы капиталистического способа производства — фабрики появляются структурные подразделения, также представляющие собой формы организации труда (произ­водства): цех, участок, бригада. Дальнейшее развитие производительных сил приводит к тому, что отдельная фабрика сама по себе уже не может обеспечить их рост. Противоречие устраняется возникновением новых форм организации производства: трестов, концернов, финансо­во-монополистических групп, ТНК в условиях господства частной собственности. При социализме — социалистиче­ских предприятий (производственных объединений).

С усложнением производства и образованием несколь­ких уровней форм организации производительных сил структурные элементы хозяйственного механизма, как будет доказано в дальнейшем, также приобретают много­уровневый характер. Хозяйственный механизм усложняет­ся. Структура его приобретает новое качество: формиру­ется несколько уровней, имеющих свою специфику функ­ционирования.

Следующий элемент, присущий любому типу хозяйст­венного механизма, — экономические, или хозяйственные, связи. Они существуют как внутри формы организации производительных сил, так и вне ее, т. е. между хозяйст­вующими субъектами, осуществляющими производство в данной общественно-экономической формации. Внутри формы организации производства связи между его участ­никами реализуются в порядке обмена деятельностью, а между хозяйствующими субъектами — в основном как об­мен товаров. От формы организации производительных сил зависит характер связей внутри и вне производст­венной единицы.

Связи внутри формы организации производительных сил отражают основное производственное отношение спо­соба производства и поэтому содержат его главное проти­воречие. Экономические связи между хозяйственными субъектами в большинстве своем эквивалентны, если но­сят характер обмена продуктами, и на определенных эта­пах развития заключают антагонизм между хозяйствую­щими субъектами, например связи, выступающие в форме конкуренции. Противоречия в связях обусловлены несов­падением интересов, принимающих антагонистическую форму при господстве частной собственности на средства производства. Формы связей в процессе развития способа производства могут изменяться внутри одного типа хозяй­ственного механизма при его модификации. Скажем, пере­ход от отработочной ренты к оброку, а потом к денежной ренте — изменение формы связи между феодалом и крестьянином при одном и том же антагонистическом характере связей, основанных на внеэкономическом при­нуждении, и при одном и том же типе хозяйственного механизма, хотя и значительно модифицированном.

Связи между хозяйствующими субъектами, а также между участниками процесса производства внутри формы организации производительных сил первичны, как пер­вично и само производство по отношению ко всем фазам воспроизводства. Вместе с тем существуют и вторичные экономические связи: между государством и членами об­щества, осуществляющиеся при социализме, к примеру через выплаты и льготы из общественных фондов потреб­ления и т. д.

На определенном уровне развития производительных сил экономические связи приобретают международный характер. Здесь в роли хозяйствующего субъекта высту­пают либо государство, либо крупные монополистические объединения, !!! которым государство санкционирует подоб­ные связи.

Экономическая деятельность людей, коллективов, соци­альных групп, классов невозможна без мотивации, т. е. экономических интересов, формой проявления которых во всех способах производства служат стимулы. Это третий элемент категории «хозяйственный механизм». Система стимулов, так же как и рассмотренные ранее структур­ные элементы хозяйственного механизма, является много­уровневой и внутренне противоречивой, причем характер противоречий зависит от формы присвоения. Следует осо­бо подчеркнуть, что не во всех формациях стимулы высту­пают как экономические, хотя как метод воздействия на производителя они присутствуют в любом из существо­вавших (или существующих) типов хозяйственного меха­низма.

Система стимулов, воздействующая на непосредствен­ного участника производственного процесса, значительно видоизменяется при различных типах хозяйственного ме­ханизма.

Хозяйственный механизм, проявляясь через совокуп­ность экономических форм, не только включает эти фор­мы, но и характеризует способы их изменения. В струк­туре хозяйственного механизма эта часть его содержания выражается через управление.

Всякий совместный труд нуждается в управлении. В разных общественно-экономических формациях и на разных уровнях оно различно. Однако необходимость управления для поддержания определенных пропорций в производстве, использование экономических форм, обеспе­чивающих пропорциональность, присущи каждому спосо­бу производства и любому типу хозяйственного механиз­ма. Любому типу хозяйственного механизма свойственно и управление как функция отдельных лиц, выделившихся для регулирования и поддержания пропорций между раз­личными видами деятельности.

Управление может характеризоваться с нескольких сторон: с точки зрения организации — установление, поддержание и совершенствование пропорций между различ­ными видами деятельности; с социально-экономической— как функция собственника средств производства; с точки зрения методов воздействия на участников процесса про­изводства и на хозяйствующие объекты (экономические и внеэкономические) и т. д.

Причем управление в пределах формы организации производительных сил — всеобщий элемент хозяйственно­го механизма, в качестве же сознательной деятельности по поддержанию пропорциональности между видами тру­да в масштабе народного хозяйства — как элемент струк­туры хозяйственного механизма способа производства (Необходимо различать хозяйственный механизм способа производства: 1) в узком смысле — когда в условиях неразвитости производительных сил экономика представляла собой совокупность однотипных замкнутых натуральных хозяйств (рабовладельческих и феодальных) и, строго говоря, хозяйственного механизма спосо­ба производства не существовало, а был лишь хозяйственный ме­ханизм отдельной производственной единицы; 2) в широком смыс­ле— когда с ростом уровня развития производительных сил интенсивно идут процессы обобществления, базирующиеся на концентрации, специализации и кооперации производства, формируется национальный и мировой рынки, экономика страны превращается в единый организм, а хозяйственный механизм можно с полным правом назвать «хозяйственный механизм способа произ­водства») — оно проявляется лишь в условиях господства обществен­ной собственности на средства производства.

В структуре хозяйственного механизма докоммунистических формаций управление выступает в форме стихий­ного регулирования, в структуре современного государст­венно-монополистического капитализма — в качестве по­пыток некоторых государств наряду с косвенным регули­рованием общественного производства прямо управлять группами отраслей. Отдельными же отраслями управля­ют нередко монополистические корпорации. На уровне хозяйственного механизма общества всеобщим элементом структуры служит стихийное регулирование как низший тип управления. Только при социализме оно принимает форму непосредственно управления (!!! «Регулирование, — отмечает Н. А. Климов,— представляет собой низший тип управления производством, своего рода предуправление. Главной его особенностью и ограничением является то, что оно направлено на поддержание производства в рамках данной сложившейся организации, тогда как управление призвано обес­печить и сохранение, и постоянное совершенствование этой организации, т. е. перевод из одного организационного состояния в иное, отвечающее новым условиям существования.

...Классическое капиталистическое регулирование представля­ет собой в целом стихийный, нескоординированный ... процесс, ревультирующий отдельные, пусть и сознательные сами по себе дей­ствия участников этого процесса ...регулирование не может обла­дать... свойственными управлению чертами целостности научности комплексности и эффективности» (Противоречия и проблемы эффективности управления капиталистическим производством.)

Внутри управления всегда существует противоречив между управляющим субъектом и объектом управления, которое в зависимости от способа производства может быть антагонистическим пли неантагонистическим. Но оно произведено от основного противоречия в производст­венных отношениях способа производства и разрешается вместе с ним и с противоречиями в других ранее рассмот­ренных элементах хозяйственного механизма.

Управление имеет несколько уровней в зависимости от форм организации производительных сил. Если форма организации — рабовладельческое хозяйство, то для уп­равления трудом нескольких человек требуется один над­смотрщик; на фабрике существует многоуровневая струк­тура управления; при господстве общественной собствен­ности на средства производства уровень управления становится общегосударственным при сохранении, естест­венно, отраслевого, территориального и некоторых других уровней.

Движущий момент совершенствования управления — противоречие внутри его самого, а также между управле­нием и другими элементами хозяйственного механизма; это противоречие между формой управления и существу­ющими формами организации производства, связей и сти­мулов. Оно имеет наиболее важное значение и особенно обостряется в тот момент, когда производительные силы выходят на качественно новый уровень, а хозяйственный механизм в целом и его отдельные элементы как реальное" отражение производственных отношений перестают соот­ветствовать не только уровню, но и характеру производи­тельных сил.

Особый антагонизм между управлением и формой организации производства возникает на высшей фазе капиталистического способа производства, когда достиг­нутому уровню развития производительных сил необходи­мо управление в общественном масштабе.

В условиях социализма противоречия внутри простых элементов хозяйственного механизма и между ними со­храняются, однако утрачивается их антагонистический характер.

Разрешение указанных противоречий выступает как часть разрешения более общего противоречия между раз­вивающимися производительными силами и системой про­изводственных отношений на протяжении различных периодов существования способа производства в качестве модификации одного типа хозяйственного механизма.

Остановимся подробнее на методах регулирования про­изводства и изменениях, происходящих в хозяйственном механизме при разных способах производства. Формы и методы хозяйствования, являясь структурной частью про­изводственных отношений и будучи детерминированы ими и системой экономических законов, возникают объективно и используются сознательно. Из этого следует, что хозяй­ственный механизм, регулирующий экономическую жизнь общества, и сама экономическая жизнь общества, пред­ставляющая сознательное использование объективно воз­никших форм и методов хозяйствования, — понятия раз­ные, соотносящиеся как содержание и форма.

Поэтому необходимо различать регулирование (на­стройку) производства (изменение объемов производства продукции, ее номенклатуры, качества и т. д.), обеспечи­ваемое действующим хозяйственным механизмом, и изме­нения (настройку) самого хозяйственного механизма, ког­да он приводится в соответствие с возросшим уровнем производительных сил.

Производство постоянно испытывает определенные изменения (объемов выпуска продукции, его структуры и т. д.) у отдельных хозяйствующих субъектов и в обще­ственном масштабе. Подобные изменения действующий хозяйственный механизм жестко регулирует, и настройка производства осуществляется стихийно в условиях более или менее полной адекватности хозяйственного механиз­ма достигнутому уровню развития производительных сил. Такое состояние свойственно периодам становления и подъема докоммунистических способов производства, ког­да хозяйственный механизм, способствуя реализации цели способа производства, ускоряет также процесс раз­вития производительных сил (а значит, постоянно реали­зует и закон экономии времени).

VV Саморегулирование производства в эксплуататорских формациях и самонастройка хозяйственного механизма, т. е. изменения, стихийно происходящие в нем, играют исключительно важную роль. Во всех общественно-эконо­мических формациях, основывающихся на частной собст­венности на средства производства, достижение непосред­ственной цели производства — получение эксплуататором максимального прибавочного продукта в той или иной форме — неминуемо привело бы к подрыву производитель­ных сил общества, если бы механизм саморегулирования производства насильственно не возвращал бы его в русло, соответствующее сохранению и развитию общественного производства. Это происходило путем экономического уст­ранения хозяйствующих субъектов из сферы обществен­ного производства, если их производство особенно сильно отклонялось от необходимой в данных конкретных усло­виях степени реализации цели способа производства и угрожало возможности ее дальнейшего осуществления.

Все большее отставание производственных отношений от развивающихся производительных сил на закате обще­ственно-экономической формации, когда модификация хозяйственного механизма не может уже сгладить анта­гонистические противоречия между ними, вызывает кру­шение старого способа производства и замену его новым с присущими ему новыми производственными отношения­ми, формами и методами хозяйствования.

В условиях господства общественной собственности на средства производства и более глубокого овладения людь­ми механизмом использования экономических законов неизмеримо возрастает роль субъективного фактора в ре­гулировании экономической деятельности общества. Фор­мирование и развитие хозяйственного механизма на пер­вой фазе коммунистического способа производства приоб­ретает планомерный характер, реализуясь через созна­тельную деятельность людей по совершенствованию либо отдельных структурных элементов хозяйственного меха­низма, либо механизма в целом. Стихийное регулирование производства и самонастройка хозяйственного механизма в предшествующих формациях вытесняются осознанным регулированием и настройкой производства и хозяйствен­ного механизма.

Самонастройка хозяйственного механизма на разных этапах развития человеческого общества имманентна ему как сложной системе, которая посредством саморегулиро­вания приводит формы и методы хозяйствования в соот­ветствие с растущими производительными силами.

В общем виде проблема адекватности хозяйственного механизма производительным силам состоит в следую­щем: хозяйственный механизм общественно-экономиче­ской формации адекватен этапу ее развития, если он для данного уровня развития производительных сил макси­мально способствует реализации цели способа производ­ства, а значит, и закона экономия времени.

Функции и эффективность хозяйственного механизма/

По мере развития производительных сил хозяйственный механизм приобретает все более рельефные черты, его элементы — четкость, а функции — адресность.

Первой функцией хозяйственного механизма является экономическая реализация собственности на средства про­изводства. Присвоение создаваемого в обществе продук­та, образующее глубинную сущность отношений собствен­ности, экономически реализуется в конкретных формах, находящихся в тесной взаимосвязи с уровнем развития производительных сил. Так, в рамках феодального обще­ства последовательно сменяют друг друга различные фор­мы организации хозяйства и виды ренты. Конкретные формы функционирования капитала порождают соответ­ствующие им превращения формы прибавочной стоимости. Господствующие классы присваивают результаты процесса производства посредством действия конкретных органи­зационных и экономических форм. По этому поводу К. Маркс отмечал: «Всякое производство есть присвоение индивидуумом предметов природы в пределах определен­ной общественной формы и посредством нее»(Маркc К., Энгельс ф. Соч., т. 12, c. 713)

Сами по себе феодальные или капиталистические (и социалистические) отношения собственности, не обеспе­ченные конкретными формами присвоения, не могут быть реализованы. Это и означает, что функцией хозяйствен­ного механизма является такая организация общественно­го производства, в ходе которой экономически реализует­ся исторически определенная форма собственности.

Всякое производство ведется для удовлетворения эко­номических интересов господствующих классов. Хозяйст­венный механизм служит средством, орудием реализации этих интересов и выступает тем самым и как способ дей­ствия (осуществления) основного экономического закона способа производства. Поэтому хозяйственный механизм включает исторически определенные формы и методы организации производительных сил, что и обеспечивает удовлетворение коренных интересов владельцев важней­ших средств производства. Переход, например, от простой кооперации к капиталистической мануфактуре, затем и к фабрике означал не только укрепление материально-тех­нической базы капиталистической собственности, но и перестройку форм ее экономической реализации. Сами мануфактура или фабрика не служат элементами хозяй­ственного механизма. Он включает экономические и орга­низационные формы, с помощью которых объединяют­ся вещественный и личный факторы, для того чтобы процесс производства мог существовать именно как процесс.

Формы и способы организации производства и пред­ставляют собой рычаги, воздействующие па совершенст­вование технического базиса и эффективность обществен­ного хозяйства, на повышение производительности обще­ственного труда, на более полную реализацию отношений собственности. Отсюда следует, что прогрессивность хо­зяйственного механизма исторически определенного обще­ства может быть оценена с учетом эффективности орга­низационных форм движения производительных сил. Этот признак, в частности, позволяет усилить аргументацию преимуществ, например, социалистической кооперации труда и производства перед предшествующими формами их организации.

Можно заключить, что хозяйственный механизм содер­жит ряд организационных форм и методов экономической реализации собственности и выступает тем самым как организационно-экономический способ осуществления тре­бований основного экономического закона данного обще­ства.

Функция хозяйственного механизма — регули­рование пропорций общественного воспроизводства. Соб­ственно общественное производство, рассматриваемое в качестве процесса, является основанием, обеспечивающим экономическую реализацию интересов господствующих классов. Однако его воспроизводство, существующее в движении и развитии, происходит в результате определен­ной комбинированности факторов производства и согласо­ванности различных видов конкретного труда. Формы и методы обеспечения упорядоченности этого процесса включаются в хозяйственный механизм, и сам он выпол­няет функцию регулирования пропорций общественного воспроизводства.

Регулирование, как подчеркивал К. Маркс, присутст­вует во всяком достаточно развитом производственном процессе ( См.: Марко К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 342), так как обеспечивает его целостность и закон­ченность. Поэтому проблема пропорциональности, сбалансированности — ключевой момент расширенного воспроиз­водства.

Эта функция хозяйственного механизма также осуще­ствляется исторически определенными способами. Если, например, на этапе свободной конкуренции рыночный механизм выступает единственным способом регулирова­ния пропорций воспроизводства, то в современном капи­талистическом хозяйстве регулирование значительно раз­нообразнее. Общим итогом рыночных методов установле­ния пропорций воспроизводства при капитализме остается достижение сбалансированности как частного результата устранения диспропорциональности. Поэтому процесс формирования пропорций здесь происходит в результате «взрыва» противоречий в периоды различных кризисов. Третья функция — разрешение противоречий между развитием производительных сил и конкретными фор­мами производственных отношений — обусловлена местом хозяйственного механизма в структуре производствен­ных отношений общественной формации, его организа­ционно-экономическим характером.

При анализе первых двух функций хозяйственного механизма рассматривались его роль и место в историче­ски определенном общественном строе. Как уже отмеча­лось, хозяйственный механизм не остается раз и навсегда данным, неизменным на всем протяжении исторического движения общественно-экономической формации. Изме­нения в общественном производстве неизбежно влекут за собой необходимость «настройки» всей системы его орга­низации.

Открытие и выяснение механизма действия закона со­ответствия производственных отношений уровню разви­тия производительных сил общества очень важны. Мар­ксистско-ленинская экономическая теория не отрицает определенных возможностей и способности хозяйственно­го механизма капитализма приводить производственные отношения в соответствие с уровнем развития производи­тельных сил. Если бы конкретные формы производствен­ных отношений капитализма перестали изменяться, при­спосабливаясь к движению производительных сил, то по­следние прекратили бы свое развитие. Представление об «автоматическом» крахе капитализма несостоятельно и было подвергнуто марксизмом-ленинизмом решительной критике.

По мере роста материально-технического уровня про­изводительных сил происходят и определенные изменения в организации капиталистического общественного хозяйства. Эти модификации и даже существенные пере­стройки в организации хозяйства позволяют обеспечить некоторый простор для роста производительных сил и при империализме — последней стадии капиталистического способа производства. Путем перестройки капиталистиче­ского хозяйственного механизма, выполняющего функцию разрешения противоречий между растущим уровнем про­изводительных сил и конкретными формами их общест­венной организации, и обеспечивается сохранение этого общественного строя. Возможности капиталистического хозяйственного механизма ограничиваются природой соб­ственности, ставящей в конечном счете непреодолимые преграды для общественного характера производительных сил. Даже монопольная форма организации хозяйства спо­собствовала продлению века капитализма именно потому, что эта форма несет элементы будущей организации обще­ственного производства. Однако процессы разделения труда и обобществления производства, выражая объектив­ные закономерности развития производительных сил, упраздняют частную форму собственности на средства производства. Поэтому монопольная форма организации хозяйства означает в то же время и исчерпание возмож­ностей развития капиталистического общества.

С помощью какого критерия можно определить эффек­тивность и, следовательно, жизнеспособность хозяйствен­ного механизма? Ответ на этот вопрос содержится в мар­ксистско-ленинской экономической теории, доказавшей, что ни одна общественная форма производства не погиб­нет раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она предоставляет простор, достаточный при данном уровне их развития (См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 13, с. 7).

Каждая последующая сту­пень развития общественного производства характеризует­ся большей его эффективностью, оценивающейся ростом производительности общественного труда.

Человечество движется вперед в результате примене­ния все более прогрессивных форм организации произво­дительных сил. Закономерность процесса и зависимость эффективности использования производительных сил от общественной формы их организации подтверждаются и исследованиями советских экономистов.

При рассмотрении общественного производства как по­следовательно восходящей закономерной смены исторически определенных способов производства все более эффек­тивными обращение к росту производительности общест­венного труда неизбежно. К. Маркс в этой связи отмечал, что «во всяком обществе то рабочее время, которого стоит производство жизненных средств, должно было интересо­вать людей, хотя и не в одинаковой степени на разных ступенях развития»(Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 81).

Время — имманентная мера общественного труда, а его экономия в обобщающем виде характеризует использова­ние ресурсов производительных сил. Результативность тех или иных общественных форм производства в конечном счете определяется их способностью к сбережению време­ни, а закон экономии времени действует как критерий эффективности хозяйственного механизма.

Как было рассмотрено ранее, хозяйственный механизм способа производства, представляя собой организационно-экономическую систему ведения хозяйства в условиях исторически определенного общественного строя, обеспе­чивает экономическую реализацию собственности на сред­ства производства и основного экономического закона это­го общества. От того, насколько устройство хозяйственно­го механизма соответствует имманентным потребностям производительных сил в сбережении труда и рабочего вре­мени, зависит полнота (мера) выполнения всех его функ­ций. Это положение следует из тождества сбережения рабочего времени развитию производительной силы обще­ства, доказанного К. Марксом (См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. II, с. 221)

Разумеется, когда речь идет о производительности об­щественного труда как обобщающей мере и характеристи­ке использования производительных сил данного обще­ства, то это не означает отождествления показателя с ко­нечными результатами развития производства в данной общественно-экономической формации. Содержание по­следних обусловлено всей системой господствующих про­изводственных отношений формации и выражает общий итог воспроизводственного процесса. Различение, напри­мер, конечных результатов капиталистического и социа­листического производства основывается на полярно противоположном содержании коренных интересов господ­ствующих классов. Поэтому конечными результатами капи­тализма являются норма и масса прибыли, а социализма— структура и динамика национального дохода. Производительность общественного труда характеризует меру затрат труда (т. е. рабочего времени) на единицу общественно полезного эффекта, и в этом состоит ее назначение в системе критериев прогрессивности общественных форм использования производительных сил.

Закон экономии времени — универсальный закон. В сфере организации общественного производства он из­меряет рациональность построения и ведения хозяйства. Именно потому, что уровень производительности обще­ственного труда в конечном счете характеризует и систе­му его общественного устройства, хозяйственный меха­низм способа производства может быть оценен с учетом выполнения им требований закона экономии времени.

Оригинал:

Аннотация, коллектив авторов,содержание/

https://www.copytrust.ru/m_register_info.php?rid=07N-4Q-11

Круг проблем, исследуемых авторами, широк: политико-экономическая сущность хозяйственного механизма и его особенности в условиях различных способов производства, исторический экскурс становления и развития хозяйственного механизма.

Хозяйственный механизм общественных формаций /

Под общ. ред. Л. И. Абалкина. — М.: «Мысль», 1986. — 269 с. Учетно-издательских листов 15,43. Тираж 12 000 экз.

ББК 05.011.7.

Х 70.

х 0603010000-056 44-86 004(0 1 )-86.

ИБ №2937.

Книга подготовлена авторским коллективом в составе:

Л. И. Абалкина — чл.-корр. АН СССР, руководитель авторского коллектива (введение; гл. 9, 1, заключение), А. П. Бакалова (гл. 9, § 2), Э. А. Быстрицкой (гл. 4), А. С. Вакара (гл. 9, § 3; гл. 10, § 1), В. В. Горлопанова (гл. 1, § 2; гл. 8, § 2, 4), 0. В. Грядовой (гл. 7, § 4), А. И. Иваненко (введение; гл. 1, § 3; гл. 3, § 1, 4; гл. 7, § 1, 3), А. В. Клепикова (гл. 5; гл. б), В. М. Кузнецова (гл. 10, § 2), П. А. Мягкова (гл. 3, § 4), В. И. Оноприенко (гл. 1, § 4; гл. 8, § 1), В. В. Павлова (гл. 8, § 3), М. Г. Покидченко (гл. 2), М. Ф. Романовой (гл. 7, § 3), Н. М. Свидан (гл. 7, § 2), М. В. Соловьева (введение;. гл. 1, § гл. 2; гл. 3, § 3; гл. 5; гл. б), Д. Е. Сорокина (гл. 1, § 1; гл. З, § 2).

Библиографическая ссылка

Оноприенко В.И. Хозяйственный механизм общественных формаций. Избранное. // Научный электронный архив.
URL: http://econf.rae.ru/article/6041 (дата обращения: 15.11.2019).



Сертификат Получить сертификат