Заочные электронные конференции
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 
     
ВЗЯТКА И ЕЕ ОСНОВАНИЕ В СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ УПРАВЛЕНИИ ( Или: повеселимся?)
Толпегин А.В.


Для чтения PDF необходима программа Adobe Reader
GET ADOBE READER

ТОЛПЕГИН Александр Всеволодович

канд.филос. н., доцент Уральского

федерального университета

(г. Екатеринбург)

ВЗЯТКА И ЕЕ ОСНОВАНИЕ В СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ УПРАВЛЕНИИ

( Или: повеселимся?)

Наука – вещь веселая и увлекательная.

Таким же должен быть и ученый.

Петр Капица

В существующей на сегодняшний день отечественной литературе вряд ли найдется хотя бы одно фундаментальное исследование криминального аспекта управления социально-экономическими процессами, причем не только у нас, в России, но и в других странах. Еще печальнее обстоит дело с исследованием криминального основания самой экономики, не зависимо от типа экономической системы. Сразу хочу акцентировать внимание, что речь идет не о различных формах вмешательства в экономические процессы тех или иных криминальных структур. Речь идет о том, что сами экономические процессы, сама экономическая деятельность по своей сути криминальны. Это может показаться абсурдным на первый взгляд, но при более внимательном рассмотрении дела, думается, ощущение абсурдности будет исчезать.

С так называемой рыночной экономикой дело обстоит, видимо, просто, она – сплошное преступление. Достаточно, во-первых, проанализировать «период первоначального накопления капитала», нормой для которого фактически везде было его противозаконное, криминальное происхождение. Во-вторых, стоило бы более пристально рассмотреть основную цель деятельности любого экономического субъекта в этой «рыночной экономике», а именно – прибыль. Мне пока не приходилось встречаться с публикациями, в которых бы достаточно четко и ясно была представлена преступная суть данного явления. Хотя сама эта суть заложена в основном экономическом смысле «прибыли»: прибыль – это безвозмездное изъятие денег у населения (если пользоваться терминологией незабвенного Остапа Бендера). Правда, у Бендера был 401 «относительно честный» способ подобного изъятия (все-таки творческий человек), в реальности же их, видимо, всего четыре, во всяком случае – основных. Это: грабеж (открытое хищение чужого имущества), разбой (то же самое, только под угрозой, или с применением насилия), кража (тайное хищение) и мошенничество (хищение путем обмана или злоупотребления доверием). И действительно, чтобы убедиться в сказанном, достаточно просто спокойно и непредвзято задуматься над элементарным вопросом: как можно у человека, находящегося в здравом уме и твердой памяти (экономического контрагента), безвозмездно изъять определенную сумму денег (экономических ресурсов)? А то, что это именно безвозмездно, говорит сама природа прибыли, которая представляет собой разницу между доходами и затратами. Все «Ваши» издержки, усилия, труд и т.п. включены в «затраты», и если их вычесть из доходов, остается некая «дельта», которая называется «прибыль» и которую «Вы» получаете, вообще-то, «ни за что», просто так, как результат определенной «обработки» клиента. Способы же его обработки представлены выше. Причем хочется обратить внимание, что все они – уголовно наказуемые деяния (соответственно: ст.ст. 161, 162, 158 и 159 Уголовного кодекса РФ).

Здесь, думается, будет достаточно взглянуть – но только взглянуть непредвзято – на такие вещи, как, например, «позиционирование товара на рынке» (без которого не существует никакого маркетинга) или «реклама» (без которой нет бизнеса вообще). Что это такое, если не «манипулирование сознанием» потребителя, т.е. «злоупотребление доверием» или прямой «обман»? Ответ представляется очевидным, это способы «навязывания» товара по цене, превосходящей его реальную ценность. Бизнес был бы относительно «честным» только в том случае, если бы так называемая «норма прибыли» находилась на уровне средней заработной платы по стране, или по региону. Однако тогда вряд ли кто-нибудь подобным бизнесом занялся бы: представьте себе, например, хозяина пивоваренного завода, скажем, города Екатеринбурга, который «получает» 15 тысяч рублей в месяц на сегодняшний день. Его бы и «друзья засмеяли» и жена из дома выгнала бы. Но самое интересное заключается в том, что у него не было бы никакой возможности концентрации капитала и, следовательно, средств на расширение и совершенствование производства. В результате: безвсеобщего обмана в рамках рыночной экономики невозможны ни экономическое развитие, ни сама такая экономика. Наиболее счастлив тот, по мысли Вольтера, кто лучше всех сумеет себя «надуть». И других тоже – добавим от себя.

Так обстоят дела в рыночной экономике. С «нерыночной», тоталитарной, «государственной» и т.п. экономикой – можно название выбрать по вкусу, лишь бы смысл сохранился – проблем побольше, хотя и они достаточно очевидны. Начнем с того, что само государство по экономическимхарактеристикам своей деятельности мало чем отличается от организованной преступной группировки, господствующей на определенной территории. Эта мысль уже звучала в современных исследованиях1. Для сравнения приведем некоторые деяния, имеющие один и тот же экономический смысл, но совершаемые, с одной стороны, государственными органами, а с другой – «частными лицами». Налоговая политика – рэкет, средства дознания – издевательство, смертная казнь – убийство, государственный бюджет – общак, социальные программы – поддержка тех, кто на «отсидке», силовые структуры – «боевики» и т.д. Аналогии можно проводить какие- и сколько угодно. Но самое интересное здесь представляется другое – экономический механизм управления как отношениями внутри государства (среди служащих), так и отношениями государственных служащих с «рядовыми» гражданами. В качестве такого механизма, который имеет, на мой взгляд, рыночную природу (рынок в той или иной мере присутствует в любой, даже самой тоталитарной, экономической системе) выступает ВЗЯТКА.

Взятка – чрезвычайно интересное явление. Она имеет очень много «ипостасей» – социальные, политические, экономические, юридические и проч. Но как-то так получается, что, если она и изучается более или менее серьезно, то изучается как-то однобоко, в основном – с точки зрения ее юридического статуса. Я же попытаюсь здесь показать ее (как, впрочем, и преступности вообще2) укорененность в человеческой культуре, а следовательно, полезность и неизбежность. Понимаю, что излагаемые в данной статье мысли могут показаться отчасти безумными и, скорее всего, вредными (особенно для подрастающего поколения), но хочу обратить внимание на то, что научное исследование по своей сути должно быть беспристрасстным (бесстрастным – бесстрашным…) и лишенным ханжества – как морального, так и профессионального. Иначе на объективность результатов исследования надеяться не приходиться. По мысли еще Демокрита, настоящий ученый должен изучать всякие «крайности» (уродцев, мутантов, «квазимод»…) для того, что бы найти границы «нормы» (нормального человека). Может быть, действительно, на дверях Науки следовало бы написать что-нибудь на подобие: «Детям до 18-ти и особо слабонервным вход запрещен!».

Итак, три идеи, которые я предлагаю для обсуждения в данной статье: а) взятка экономически эффективна; б) взятка юридически оправдана; в) взятка культурно обоснована.

Идея первая.

Эффективность взятки вряд ли кто-нибудь будет подвергать сомнению. Она действительно вызывает собой множество разных последствий (создает эффект). Интереснее же всего то, что она приносит пользу (экономическую выгоду) всем экономическим субъектам, имеющим к ней хоть какое-то отношение.

Прежде всего, экономический смысл взятки заключается в том, что она есть средство получения «нормальной прибыли» (чисто в экономическом смысле). Читатель, знакомый с экономической теорией, знает подразделение прибыли на три составляющих: прибыль «бухгалтерская», прибыль «нормальная» и прибыль «экономическая». Данное деление основано на различении видов издержек предпринимательской деятельности. Бухгалтерская прибыль – это сумма дохода, превышающая бухгалтерские (явные) издержки. Нормальная прибыль – сумма, покрывающая бухгалтерские издержки и издержки альтернативного использования вложенного капитала и предпринимательских способностей (неявные, вмененные). Если говорить проще, то это деньги, которые предприниматель считает достаточными, чтобы не «закрыть» свой бизнес, которых хватает и «на жизнь» ему, и на содержание семьи, и на отдых, и на получение удовлетворения своим бизнесом, и т.п. Экономическая же прибыль (или «квазирента») – сумма, которая превышает даже нормальную прибыль. Это мечта любого предпринимателя. Так вот взятка – это стремление государственного чиновника «дотянуть» свое денежное содержание до уровня нормальной прибыли. Причем берет он ее осознанно и целенаправленно, регулируя тем самым отношения в окружающей его среде, т.е. управляет ими. В этом процессе государственный чиновник становится предпринимателем, превращая свою должность и компетенцию в собственное «предприятие». Жить в «условиях рынка» и быть свободным от него невозможно в принципе – на любом уровне управления.

Совершенно аналогичная ситуация складывается и в отношениях других экономических субъектов (кроме государственных и др. служащих), только здесь взятка квалифицируется нашим законодательством как «коммерческий подкуп» (ст.ст. 204, 184 УК РФ).

«Взяточник» (и там и там) с помощью взятки компенсирует:

  • потери альтернативного использования вложенного в его «дело» капитала. В случае с предпринимателем это, например, потери возможного получения банковского процента в том случае, если бы он вложил свои средства не в «предприятие», а положил их на банковский счет. В случае с государственным служащим это потери от использования его «человеческого капитала» (здоровье, образование, трудоспособность, таланты…) на другом, может быть, более «денежном» месте;

  • расходы на собственную жизнь, содержание семьи, отдых, развлечения и все остальное, что входит в общее понимание «заработной платы» - это по сути одинаково и в бизнесе и на государственной службе;

  • интеллектуально-психологические издержки (в том числе: угрызения совести, понимание того, что занимаешься, может быть, не «своим делом» и т.п.), которые с помощью денег «вытесняются», как говорят психологи, и человек достигает чувства удовлетворения от своей «работы». Скажем, тот же хозяин пивзавода «в душе» не хочет спаивать население города. Он хотел бы выпускать детские мягкие игрушки, т.к. любит их с детства. Но он поставлен в такие экономические условия (получает нормальную, или даже экономическую прибыль), которые не дают ему уходить из своего бизнеса и даже помогают испытывать от этого какое-то удовлетворение.

Другими словами, для взяточника (где бы он ни был) взятка всегда – вещьполезная. Я использую здесь термин «полезное» в его чисто экономическом смысле – как способность вещей удовлетворять какие-либо потребности людей. В «позитивной» экономике нет никакой этико-эстетической «нагрузки» (хорошо-плохо, красиво-некрасиво и т.п.), есть только одно: эффективно или нет.

Полезность взятки для «взяткодателя», думается, вполне очевидна. Если бы она ему никакой пользы не приносила, то он ее бы и не давал – даже в случае вымогательства взятки, т.к. здесь он тоже получает «пользу» в виде, например, возможности спокойного ведения своего бизнеса далее, когда его просто «не трогают».

Но взятка полезна и для государства. На это мало обращают внимание, а видимо, зря. Взятка сокращает государственные расходы, в какой-то мере покрывая, в том числе, и дефицит государственного бюджета. Она является одной из форм соучастия граждан и отдельных юридических лиц в финансировании государственного аппарата, который само государство по различным соображениям не в состоянии обеспечивать на «должном» уровне, который был бы приемлем для самих государственных служащих. И чем слабее государство, чем хуже оно содержит свой аппарат, тем более масштабно соучастие граждан в поддержании его работоспособности этого аппарата, и тем более масштабен переход государственных служащих на «подножий корм».

Отсюда вытекает и полезность взяток для всего населения страны. С одной стороны, уровень налогообложения населения становится ниже, т.к. расходы государства на содержание государственного аппарата невысоки (а отдельному чиновнику все-равно за государством не угнаться в размере получаемой «дани»). С другой стороны, и местные «дела» решаются быстрее и эффективнее – без всякого вмешательства «Москвы» и без экономически бессмысленных перечислений средств в бюджет и обратно.

Таким образом, взятка экономически полезна всем: и взяткодателю, и берущему ее, и государству, и остальному населению. Естественно, в разной степени и в разных соотношениях, но, как видим, она удовлетворяет те или иные потребности у всех вышеперечисленных экономических субъектов. А потому она действительно экономически эффективна и не исчезнет до тех пор, пока существуют экономические отношения и государственные служащие. Как говорят, «денег много не бывает».

Идея вторая.

Взятка юридически оправдана. Причем, как с точки зрения «естественного права», так и с точки зрения «права позитивного». Первая позиция вполне понятна своей обыденностью: каждый человек имеет «от природы» массу естественных прав. Это и право дышать, и право жить, и право на подчинение, и право на доминирование, и право на агрессию (о чем пишут, почему-то, гораздо реже), и множество других прав. Право в данном смысле – это не закон и не то, что он дозволяет или запрещает. Это возможность какого-либо действия или бездействия, обусловленная природными задатками. Закон же только ранжирует эти права, устанавливает между ними приоритеты. Поэтому давать (или брать) взятку – от природы данная, скажем, мне способность, вполне «естественная». Если, тем более, она полезна и мне, и «ему» (берущему), и государству, и остальным, то я имею полное «естественное право» ее дать.

По своей сути, кроме того, взятка ничем не отличается от обычной коммерческой сделки. Она является «законной» платой за оказываемую услугу, такой же, как плата, например, за услуги такси, за коммунальные услуги, за услуги репетиторства и т.п. И если бы не «дяди из Москвы» (так называемый Законодатель), которые почему-то запрещают мне оплачивать полученную или получаемую услугу, все было вполне понятно и здраво – как в любой сделке: ты - мне, я –тебе. Право же такое (оплатить) – с точки зрения концепции «естественного права» – есть и у меня и у любого другого человека.

Мало того, и сам Закон на взятку «смотрит сквозь пальцы», тем самым молчаливо допуская ее. В российском «позитивном праве» (УК РФ) нет даже определения, что это такое. Уголовный кодекс содержит в гипотезах соответствующих статей определения почти всех «общественно опасных» деяний, которые называются преступлениями (и кража, и разбой, и мошенничество, и т.д.), а взятки – нет. В обеих статьях УК, посвященных взятке (290 и 291) ее определение отсутствует. Потому вплоть до сегодняшнего дня остается совершенно непонятным, что же это такое. Каково отличие взятки, например, от выражения благодарности, от обычного подарка, от спонсорской помощи и проч. Естественно, что данные вопросы в процессуальном порядке как-то разрешаются, но – все это на «уровне прецедента», «разъяснений» различных судебных инстанций «расширительного толкования», т.е. законодательно это не оформлено. Правоохранительные и правоприменительные структуры прекрасно знают, насколько здесь все «зыбко».

Однако более интересным оказывается другое: закон инкриминирует взяткуисключительно и только «должностным лицам». Статья же 285 УК РФ дает четкое определение, кто считается в целях Уголовного кодекса «должностным лицом» – это тот, кто а)«является представителем власти» либо б)выполняет «организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции» в в)государственных органах и г)муниципальных учреждениях или д)войсках и воинских формированиях. Другими словами, это те, кого в общем смысле называют государственными служащими, т.е. люди не занимающиеся бизнесом и не работающие в бизнесе по найму. К последним (бизнесменам инаемным работникам) термин «взятка», в соответствии с нашим законодательством, не применим вообще. Во всяком случае, пока они «находятся в стороне» от первых (государственных служащих). Им (остальному населению) деяние, называемое «взяткой» в УК РФ, не может инкриминироваться, а, следовательно – разрешено. В данном деянии ограничены только «государевы люди». Если человек не обладает вышеназванными признаками «должностного лица», он взяточником впринципе быть не может, т.к. принцип аналогии, как известно, в уголовном праве не применяется. В результате имеем: «естественное право» напрямую позволяет взятку, а «позитивное право» – с некоторыми ограничениями. Но – позволяет, а значит, предоставляет ей основание.

Для примера широко распространенная ситуация – оплата услуг посредника. Скажем, у меня есть знакомый, сосед по лестничной площадке, у которого жена сдает экзамен в ВУЗе другому моему знакомому-преподавателю. Я в данном ВУЗе не работаю, но с преподавателем знаком с детства, мы регулярно помогаем друг другу в различных ситуациях. И я за определенную (достаточно большую) денежную сумму берусь помочь жене моего товарища справиться с экзаменом: набираю номер телефона преподавателя и прошу «посочувствовать» такой-то студентку (или всем студентам группы) на экзамене – что тот и делает. При этом преподаватель не получает ни денег, ни обещаний денег, студентка экзамен успешно выдерживает (даже выпивает стакан газировки, предложенный преподавателем на экзамене в рамках «сочувствия»), а я довольно неплохо обогащаюсь. Даже если на каждом этапе данного процесса будут присутствовать работники правоохранительных органов, от которых нам скрываться нет никакой необходимости, привлечь кого-либо из нас за взятку к уголовной ответственности у них шансов нет: получивший деньги «должностным лицом» (по нашему законодательству) не является, под состав преступления, предусмотренный статьей 204 УК РФ (коммерческий подкуп) тоже не подпадает, непосредственную связь между выставлением оценки на экзамене и просьбой моего знакомого об этом при «денежной поддержке» усмотреть вряд ли предоставляется возможным и т.д. Другими словами, здесь – нормальная деловая сделка, как и во множестве других ситуаций на любом уровне социального управления, где Закон фактически находится на стороне «мздоимца».

И третья идея.

Взятка культурно обоснована, она укоренена в человеческой культуре, и потому неизбежна. Обоснована она по двум позициям. Во-первых, она, как и преступление вообще, является формой осуществления человеческой свободы, формой самореализации творческого человека3. Во-вторых, взятка совершенно легитимна (не легальна, а именно легитимна), особенно в России, т.е. признанна населением страны в качестве «нормальной» формы существования человека.

И действительно, свобода – это в той или иной мере реализация творческого потенциала личности. А творчество – это всегда «преступление», нарушение каких-то норм и правил, это «переступление» через определенную «границу». Свободный человек – это всегда «творец», он обязательно что-нибудь, да «натворит», за что нередко его «наказывают» – либо так называемое «подавляющее большинство», либо государство. Взятка – выражение свободы: я свободный человек, хочу даю «на лапу», а хочу не даю. Даже если закон против. Правда здесь, в случае взятки, только Закон – «против» (да и то, как мы видели выше, - не всегда), «подавляющее же большинство» – почти всегда «за» нее, она им признанна. «Отмазал», например, человек от призыва в армию собственного сына - «большинство» скажет: молодец - и будет завидовать: как это ему удалось? Мало кто станет его искренне осуждать, особенно при сложившейся на сегодняшний день ситуации в российской армии. Скорее всего, подобные осуждения будут обыкновенным лицемерием.

Выиграл человек с помощью взятки какой-нибудь «тендер», «молодец», - скажет большинство, - «дело попало в надежные, умелые руки». Высказывания же о том, что взятка, мол, плохое дело, можно услышать разве что на лекциях в учебном процессе или в пропагандистских выступлениях. «В жизни» она признается нормальным, полезным делом, она принимается людьми спокойно.

Таким образом, экономическая эффективность, юридическая оправданность и культурная обоснованность взятки действительно имеют место. И потому она неистребима. Была бы она неэффективна, неоправдываема и необоснованна, то она бы давно уже исчезла, вымерла бы, как это сделали мамонты. Если же она «живет и здравствует», то она людям полезна, жизненно необходима – независимо от того, запрещает ее государственный закон или нет. Если звезды зажигают, то это кому-то нужно.

В заключение хотелось высказать еще две мысли. Во-первых, я вовсе не призываю к «практической реализации» высказанных здесь идей. Статья – это не руководство к действию. К преступлениям в целом я, как и большинство людей, отношусь однозначно негативно. Вопрос только в том, что считать преступлением. Помнится, совсем недавно (по историческим меркам) преступлением считалось и занятия генетикой, кибернетикой, социологией, религиозным культом (а в других странах – изучение дарвинизма), и другие на сегодняшний день очевидно полезные вещи. А во-вторых, данной статьей я просто хотел обратить внимание научной общественности на то, что чрезвычайно важный, мощный и эффективный инструмент управления социально-экономическими отношениями – взятка - у нас до сих пор не подвергнут внимательному научно-теоретическому анализу, лишенному идеологических шор, привычного бытового ханжества и узкопрофессиональной однобокости. Эвристичность же подобного анализа кажется безусловно высокой.

ЛИТЕРАТУРА

  1. См., напр.: Толпегин А.В. Онтологические основания преступления//Философия и право: ретроспекции, реминисценции, прогнозы. - Екатеринбург: ИЦ «ТерминалПлюс», 2002. - С. 22-31.

  2. Там же.

  3. Там же.

Библиографическая ссылка

Толпегин А.В. ВЗЯТКА И ЕЕ ОСНОВАНИЕ В СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ УПРАВЛЕНИИ ( Или: повеселимся?) // Научный электронный архив.
URL: http://econf.rae.ru/article/5994 (дата обращения: 16.09.2019).



Сертификат Получить сертификат

КОММЕНТАРИИ К ПУБЛИКАЦИИ – 0

Добавить комментарий

Ваше имя
Текст комментария
Антиспам проверка