Заочные электронные конференции
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 
     
Значение буддизма как основания современного теоретического мировоззрения
Данилевич С.А.


Для чтения PDF необходима программа Adobe Reader
GET ADOBE READER

Значение буддизма как основания современного теоретического мировоззрения

Данилевич С.А.

Среди известных религиозных направлений буддизм занимает особое положение: во-первых, это самая древняя по времени возникновения мировая религия; во-вторых, буддизм имеет в своей основе не мистическую традицию, а особую философскую концепцию, что позволяет характеризовать буддизм (особенно ранний) – как «религию без бога»; в-третьих, он ориентирован не только на спасение как главную цель адептов, но и разворачивает перед ними планомерную систему духовного самосовершенствования и одновременного приобщения к сущности Бытия; и, в-четвертых, систематизированный и лишенный внутренних морально-этических противоречий, буддизм выступает как подлинно гуманистическое вероучение: в нем нет противоречивости суждений о морально-религиозных основаниях деятельности человека – теория неразрывно связана с практикой и почитание Будды не мешает буддистам последовательно претворять в жизнь принципы ненасилия и милосердия. Учению первоначального буддизма присуща научная точность и последовательность. По мнению Э. Гийона, эта последовательность восходит еще к традиции научной медицины Древней Индии, когда рассуждения врача выстраивались в соответствии с каноном следующим образом: «1) описание болезни; 2) вопрос о происхождении болезни; 3) вопрос о возможности ее излечения; 4) вопрос о терапевтических средствах, которые надлежит использовать в данном случае» [1, c. 28]. Очевидно, что четыре благородные истины буддизма полностью соответствуют данной научной схеме, в которой под болезнью понимается жизнь как сансара – бесконечное колесо страданий.

В различных направлениях и школах буддизма по-разному осмысливается картина мира, но, тем не менее, есть возможность выделить ее общие особенности. Взятые в совокупности, они позволяют делать вывод о том, что буддийские представления о мироустройстве и ходе времени гораздо ближе к современным научным представлениям в этой области, нежели взгляды адептов других религиозных учений. Если, например, говорить о структуре Бытия, то здесь следует сразу отметить особый психологизм в трактовке уровней его организации, что во многом коррелирует с последними достижениями западной психологии в области исследования уровней бессознательного (С. Гроф). Подробное рассмотрение буддийской космологии имеется как в разделе сутры, так и в разделе винаи палийского канона. Полностью структура Вселенной не дана ни в одной конкретной сутре: в одних текстах рассматриваются различные миры и уровни существования, а в других – вопросы происхождения и развития Вселенной. Космология буддизма выделяет особые духовные образования – миры, для которых порой сложно подобрать материальный эквивалент. Всего буддисты выделяют три огромных сферы, или сосуда Бытия. Эти сосуды содержат в себе различное количество уровней, на которых перерождаются живые существа в соответствии со своей кармой. Камалока – первая, чувственная сфера Бытия, имеет 11 уровней; вторая – мир форм (Рупалока), - насчитывает 16 уровней; третья – Арупалока (мир без форм), - включает в себя 4 уровня. Время жизни живых существ на разных уровнях мироздания определяется в соответствии с концепцией «перевернутой пирамиды» – на нижних уровнях (особенно в аду Камалоки) продолжительность жизни минимальна, а на верхних уровнях Рупалоки оно близко к бесконечности. Таким образом, уровни бытия в буддизме есть отражение развития сознания и сложности его организации. Время в космологии буддизма бесконечно и циклично. Однако цикличность не предусматривает возвратов и повторов прошедшего – скорее, это указание на наличие особого ритма, в соответствии с которым меняется Вселенная. Эволюция Вселенной в первую очередь характеризуется уровнем физического, но, главным образом, духовного развития живых существ и их продолжительностью жизни. Ведь именно последний показатель, с точки зрения адептов буддизма, отражает возможность или невозможность достижения нирваны или уровня бодхисаттвы в тот или иной период развития мира. Так, в начале махакальпы (основного временного периода) продолжительность жизни людей достигает от 336 000 до 80 000 лет, к нашему времени она сократилась до 100 лет, сделав этот период оптимальным для постижения людьми Закона Будды, а позднее продолжительность жизни еще более сократится – вплоть до 10 лет и закончится наша антаракальпа войной, после чего начнется вторая антаракальпа, связанная с приходом в мир людей Будды Майтрейи. Таким образом, цикличность исторического процесса, чередование периодов расцвета и упадка культуры, отмеченная в свое время рядом философов и историков Запада, также находит свое отражение в доктрине буддизма. Если говорить о научности буддизма, его дружественности позитивному знанию о мире, то это становится особенно заметно, когда речь заходит о буддийской практике медитации. В настоящее время особую популярность приобрел дзэнский метод достижения измененного состояния сознания, известного как «самадхи» (просветление). Следует отметить, что достижение просветления в дзэн – не просто мистическая практика, а исследование сущности собственного бытия. Как отмечает Чжан Чжень-цзы, один из современных наставников дзэн, «единственная цель Дзэн – дать возможность понять, представить и усовершенствовать свой Ум» [2, c. 37]. Медитация, выражаясь словами западного исследователя философии буддизма Э. Гийона, «дарует путь очищения разума» [1, c. 27]. А это «очищение» необходимо не только для избавления от навязчивых неврозов, но и для развития интуитивных, творческих спосбностей. При этом не только психологи с большим интересом относятся к опыту дзэнского саморазвития ума, но религиозные деятели уже предлагают взять подобную технику на вооружение, в связи с чем появился даже термин «христианский дзэн».

Многие, говоря о буддизме, имеют в виду, прежде всего, представления о «шуньяте» (пустоте) и «нирване» (окончательном освобождении). Однако такой подход представляется ограниченным. В догматике буддизма махаяны особое место занимает учение о бодхисаттвах и их великой роли в спасении людей. Просветленные существа, которые поклялись не погружаться в нирвану до тех пор, пока последний человек не будет спасен – они являют собой высокий идеал самопожертвования и безоговорочной верности своему долгу. Рядом с ними довольно жалко выглядят «пратьека-будды», эти самодостаточные просветленные тхеравадины, нирвана которых все-таки несовершенна, так как они забыли о том долге, на который своим примером указал Гаутама. Эрвин Ласло отмечает, что, в отличие от христианской морали, «буддистская система ценностей преодолевает ограничения эгоцентричной ориентации, поскольку ее заботой является все сущее» [3, c. 192]. Буддисты, по его мнению, «ощущают мир как продолжение самих себя: они – часть мира, и мир – часть их. Поэтому они движутся к внесоциальным и даже внечеловеческим ценностям, лежащим далеко за пределами тех ценностей, которые ассоциируются с моралью» [3, с. 192]. В христианстве в качестве определяющих факторов морального поведения человека присутствует страх за посмертную кару и усвоенные предписания религиозной морали, но в буддизме – иная картина: здесь действует осознание закона кармы. Известный западный психолог Станислав Гроф дает такую оценку роли учения о карме в этике буддизма: «Человек начинает понимать, что конкретные поступки влекут за собой конкретные последствия. Высшая форма нравственности проявляется в эмпирическом признании единства, объемлющего все мироздание, ощущении идентичности с другими чувствующими существами и осознании собственной божественности» [3, c. 193].Даже значение освобождающей медитации по методу дзэн видится по-другому, если смотреть на нее в контексте освобождения сознания человека от всего того, что мешает ему сострадать и помогать другим существам. Трудно не согласиться с мнением Питера Рассела, когда он говорит о том, что способность к подлинному состраданию «возникает спонтанно, когда мы освобождаем свой ум от различных убеждений и концепций, отделяющих нас от других, и начинаем испытывать более глубокое сопереживание с ними» [3, c. 194]. Таким образом, научность буддийского подхода к решению моральных проблем приносит удивительные плоды – преодолевается человеческий индивидуализм, и, казалось бы, происходит невозможное: высшая степень развития эгоизма (неодолимая жажда личного спасения) приводит к осознанию необходимости взращивания в самом себе Бодхисаттвы, убежденного в возможности личного спасения только путем жертвования им во имя спасения Других. Тем самым буддийское учение закладывает основы для широкого мировоззренческого диалога между людьми различных убеждений.

Список использованных источников:

1. Гийон, Э. Философия буддизма / Э. Гийон; Пер. с фр. И. Борисовой. – М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ», 2004. – 159, [1] c.

2. Чжень-Цзы, Ч. Практика Дзэн / Ч. Чжень-Цзы. – Красноярск: «Белый остров», 1993. – 292 с.

3. Гроф, С. Революция сознания: трансатлантический диалог / С. Гроф, Э. Ласло, П. Рассел; Пер. с англ. М. Драчинского. – М.: ООО «Издательство АСТ» и др., 2004. – 248, [8] c.

Библиографическая ссылка

Данилевич С.А. Значение буддизма как основания современного теоретического мировоззрения // Научный электронный архив.
URL: http://econf.rae.ru/article/5524 (дата обращения: 19.04.2021).



Сертификат Получить сертификат