Заочные электронные конференции
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 
     
Взаимодействие частей Красной Армии и местных органов власти на территории Сталинграда летом-осенью 1942 г.
Скворцов М.В.


Для чтения PDF необходима программа Adobe Reader
GET ADOBE READER

Взаимодействие частей Красной Армии и местных органов власти на территории Сталинграда летом-осенью 1942 г.

Скворцов М.В.

Волгоградский государственный педагогический университет

Во время Сталинградской битвы взаимодействие местных властей и военных стало проявляться за несколько месяцев до контрнаступления Красной Армии. И не всегда это взаимодействие выглядело «дружеским» и «безоблачным». Примером может служить письмо секретаря Городищенского райкома в обком ВКП(б) о безобразиях, творимых частями Красной Армии на территории района от 6 августа 1942 г. Дело в том, что в августе 1942 г. Красная Армия откатывалась к стенам Сталинграда, некоторые воинские части на новых территориях вели себя так, что их поведение не вошло в мемуары военачальников и партийных работников, зато сохранилось в архивах. Приведем некоторые выдержки из указанного письма:

«По прохождении частей Красной Армии в неоргани­зованном порядке, главным образом 28-й, 38-й и других армий, через колхозы Городищенского района не только не прекращают чинить безобразия, но и с каждым днем увеличивают, доходят до безграничного мародерства со стороны отдельных командиров и бойцов.

Все эти нежелательные поступки дошли до таких размеров, что полностью деморализовали сельскохо­зяйственную работу на полях, благодаря чему с каждым днем сокращается выход на работу членов колхозов.

Для того чтобы привести пример творимых безобра­зий в части самовольного растаскивания колхозного имущества со стороны отдельных частей, проходивших групп и одиночек, мне трудно сделать итог. Однако, личной проверкой и имеющихся докладных записок от­дельных председателей колхозов и Советов установле­но, а именно:

1. В колхозе «9 января» — неизвестной частью 26.07.1942 г. увезено на автомашине: 4 свиньи, 5 лоша­дей, 16 ходовых колес, забрали кузнечный инструмент. На возражение против грабежа со стороны колхозника нанесены ему побои, оскорбления и пригрозили бросить в колодец.

2. В колхозе «Красный партизан» — заехали на автомашине в 23-й тракторный отряд, приказали дать бензин и масло, после возражения сами взяли бензин и автол, кроме того, вырыли и уничтожили всю имеющую­ся площадь картофеля и увезли с собой.

3. В колхозе им. Буденного, Ново-Алексеевского сель­совета, при проведении рубежа через территорию кол­хоза, без ведома правления и районных организаций разобрали свинарник (построенный в 1942 г.), лесома­териал увезли на рубеж. Уничтожили сады и фрукты на деревьях, испортили и уничтожили картофель, огурцы и капусту, не допускают колхоз под страхом к сбору ово­щей под видом «Все заминировано», хотя этих секретов они не должны открывать...

6. В колхозе «III решающий» Акатовского сельсовета — воинская часть, неорганизованная, имеет до 200 лошадей, стравили все огородные культуры вырыли картофель, хотя посев этого картофеля поздний, разобрали 2 скирды сена, взяли одну лошадь из-под бригадира. Лично на мои замечания командирам они ответили: «Часть наша была в окружении, 28-я армия, а номер части мы не скажем, и если будете нам возражать, мы вынуждены будем применить оружие»…

Этот никчемный перечень можно было бы и про­длить, но я считаю, что достаточно и этого, приведенных фактов по каждому колхозу в отдельности…

Дальше такого положения терпеть нельзя. Просим срочного Вашего вмешательства. Со стороны райкома приняты все меры, но этих мер недостаточно. Отдель­ные части, которые творят безобразия, стоят до насто­ящего времени на месте. Требуется поголовная провер­ка этих неорганизованных частей и призвать их к поряд­ку, а конкретных виновников привлечь к строжайшей ответственности. Секретарь ГородищенскогоРК ВКП(б) Зиновьев.»1

Реакция местных властей на подобные действия отдельных красноармейцев не заставила себя долго ждать. 10 августа СГКО2 принял постановление № 377 «По письму секретаря Городищенского райкома ВКП(б) тов. Зиновьева о непорядках, чинимых военнослужащими и некоторыми войсковыми частями, беспорядочно отошедшими с фронта и потерявшими свои части». Постановление было коротким: «1. Копию письма направить прокурору войск НКВД охраны тыла Сталинградского фронта с просьбой о привлечении установленных виновников к строгой ответственности».3

Несмотря на подобные эпизоды, в целом сотрудничество местных властей и военных было плодотворным. Уже в сентябре местные власти через городской Комитет Обороны провели дополнительную мобилизацию в армию. В воинские части было направлено 11 тысяч военнообязанных, высвобожденных с предприятий. Местным властям удалось так организовать работу основных предприятий и учреждений города, что они продолжали функционировать даже во время жестоких боев в самом городе. Например, Сталгрэс давала энергию практически бесперебойно4, Тракторный завод – танки, завод «Баррикады» – пушки и минометы. Продолжался вывоз зерна и хлеба для нужд армии, вывозили на тракторах, лошадях, быках и верблюдах на запасные ссыпные пункты, т.к. Сталинградский элеватор был разбит.

Порой продукты для армии и населения приходилось добывать из потопленных транспортных судов. Так, например, 10 сентября 1942 г. А.С. Чуянов, И.Ф. Зименков и А.И. Воронин5 решили осмо­треть затонувшие баржи. На моторной лодке поднялись вверх по течению. В первой же полузатонувшей барже оказалось зерно. К барже с левобережной стороны пришвартовалось несколько ры­бачьих лодок. С десяток женщин и подростков доставали черпака­ми из трюма разбухшую рожь. За несколько часов были осмотрены все баржи на плесе от цен­тральной пристани до завода «Баррикады». Обнаружили зерно, сельдь в бочонках, винтовочные патроны, мины, вещевое имуще­ство, консервы. Вечером местные власти организовали команды и приступили к раз­грузке затонувших барж. Помимо продовольствия и снаряжения удалось извлечь несколько сот ящиков с пригодными снарядами для «катюш».6

В этот же день, 10 сентября 1942 г. сталинградский обком ВКП(б) принял постановление № 182/3 «Об обеспечении мукой и крупой населения гор. Сталинграда и воинских частей». В постановлении говорилось: «Учитывая чрезвычайно тяжелое состояние с обес­печенностью мукой и крупой воинских частей и населе­ния гор. Сталинграда бюро обкома ВКП(б) и облиспол­ком постановляют:

1. ...пустить мельницы, принадлежащие колхозам и трестам Сельхозмукомолье с общей ежесуточной про­изводительностью 409 тонн муки и крупы...

...обеспечить... мельницы рабочей силой за счет любых ресурсов... бесперебойно, круглосуточно.

2. ...обеспечить все мельницы зерном, мешкотарой, шпагатом...

4. Обязать управляющего Сталинградской конто­рой Югзаготзерно тов. Ильяшенко всю ежесуточную выработку муки на мельницах: Николаевской (Главмука), Быковской и Пролейской (трест Сельхозмукомолье) с 10 сентября с. г. забронировать и отгружать любыми сред­ствами гор. Сталинграду для снабжения воинских час­тей и населения. Причем подвоз этой муки сконцентри­ровать на левом берегу Волги в районе Красной Слобо­ды и Средней Ахтубы, рассредоточить муку в несколь­ких местах и организовать там нужный аппарат для приемки и отпуска и переправки муки, крупы через Волгу в Сталинград...

7. Невыполнение настоящего постановления ведет к строгой ответственности как за срыв снабжения хле­бом воинских частей и населения гор. Сталинграда.»7

В конце сентября 1942 г. для местных властей вновь остро встал вопрос о снабжении воинских частей и населе­ния продовольствием. Пищевые предприятия к тому времени были почти все разруше­ны. Местные власти приняли решение создать оперативную группу во главе с работниками обкома партии К.И. Кравченко и С.М. Мосиным. Им было поручено организовать выпечку хлеба в полевых печах, в балках и оврагах. Благодаря самоотверженной работе работников предприятий облпищепрома наладился массовый выпуск сухих продуктов, солений и всевозможных концентратов. Практика создания оперативных групп началась в Сталинграде еще в конце августа, когда городской Комитет Обороны принял постановление № 414-а «О создании оперативных групп городского Комитета Обороны в основных районах гор. Сталинграда»8. Текст постановления гласил: «В связи с возможностью расчленения гор. Ста­линграда противником на части считать необходи­мым создать оперативные группы городского Ко­митета Обороны в основных районах гор. Сталин­града:

по Кировскому району тт. Бондарь И.И., Пиксин И.А., Конненков, Сухов М.И., Татарников, Бабкин.

Утвердить руководителем этой оперативной группы тов. Бондаря с заменой при его отсутствии тов. Пиксиным;

по Тракторозаводскому району тт. Вдовин А.А., Приходько, Горегляд, Шапошников, Задорожный.

Утвердить руководителем этой оперативной группы тов. Вдовина;

по Краснооктябрьскому району тт. Ильин П.В., Вязовцев М., Матвеев, Кашенцев.

Утвердить руководителем этой оперативной группы тов. Ильина П.В.

по Баррикадному району тт. Жаворонков М.Д., Журкин М.И., Гонор, Ломакин, Романенко.

Утвердить руководителем этой оперативной группы тов. Романенко.

По центру города, включая Ерманский, Воро­шиловский и Дзержинский районы, руководство оставить за городским Комитетом Обороны, не создавая оперативной группы.

Предложить оперативным группам городского Комитета Обороны в случае расчленения города, разрыва связи и невозможности установить пос­леднюю принимать необходимые решения и дей­ствовать в каждом отдельном случае в зависимос­ти от обстановки.»9. Создание оперативных групп было продиктовано сложной военной обстановкой и явилось, несомненно, очень своевременным решением местных властей.

Местные власти контролировали сельскохозяйственные работы в районах об­ласти, особенно в прифронтовых. К примеру, А.С. Чуянов в начале октября 1942 г. выезжал в Красноармейский сельский район, находящийся в прифронтовой зоне. В райкоме партии Алексей Семенович нашел только дежурного инструктора. Секретарь райко­ма партии был в разъездах. На этот раз он поехал по поле­вым станам в степь. Разъехался и районный партактив. В при­фронтовом районе дел много: идет строительство оборонительных рубежей, уборка урожая, вспашка зяби, хлебозаготовка, заготовка норма для зимнего содержания скота. В колхозах имени XVIII партконференции и «Заря коммуниз­ма» косовица хлебов давно закончилась, и теперь круглосуточно ведется обмолот. Полевые станы колхозов не раз подвергались налетам вражеской авиации, но работу в поле никто не бросил.

В газетах «Правда» и «Красная звезда» за 1 октября была опуб­ликована статья А.С. Чуянова «Город-герой». Она заканчивалась словами:

«…Велика и почетна роль защитников Сталинграда. Их стойкость и неустрашимость навсегда останутся и памяти благодарно­го парода. С надеждой и упованием смотрят сталинградцы на ге­роических защитников города. Седые ветераны Царицынском обо­роны, рабочие, женщины и дети, все сталинградцы с нетерпением ждут того счастливого дня, когда наши войска, обескровив врагабоями в районе Сталинграда, отбросят его далеко от стен нашего родного города».10

11 октября состоялся пленум горкома ВКП(б) «О текущем моменте и очередных задачах городской парторганизации». Из секретного протокола пленума мы можем узнать, какие задачи ставились партийным работникам по вопросу взаимодействия с военными. Парторг ЦК ВКП(б) Тракторного завода A.M. Шапошников отметил, что главной задачей парторганизации в данное время является дальнейшее оказание практической помощи частям Красной Армии. Секретарь Ерманского РК ВКП(б) К.С. Денисова подчеркнула, что в настоящее время нужно восстановить связь с районом и частями Красной Армии, обороняющими район, оказать им возможную помощь и одновременно приступить к созданию производственной базы для снабжения населения в осенне-зимний период.11

К концу октября 1942 г. из докладов и донесений начальника штаба 62-й армии Н.И. Крылова12 в городской Комитет Обороны, из сводок разведки явствовало, что кризис обороны города миновал. Но это вовсе не значило, что для местных властей наступила передышка. Военный совет фронта дал задание местным властям организовать снабжение фронта. Дело организации питания и боевого снабжения фронта весьма сложное и кропотливое. Разобраться в нем местным властям помог начальник тыла фронта генерал Николай Петронич Анисимов. Он отлично знал сталинградскую область, ее продуктовые ресурсы. С помощью партий­ного актива, местных органов власти, были уточнены наличные запа­сы и составлен строгий график бесперебойного снабжения частей и соединений продуктами. Однако без разрешения Москвы и наря­дов начальника тыла Наркомата обороны местные власти не могли взять ни одной тонны зерна, мяса, овощей и фруктов. Чтобы решить эту проблему, А.С. Чуянов позвонил в Москву А.В. Хрулеву13, который, выслушав просьбу о снабжении, ска­зал: «Для защитников Сталинграда ничего не жалейте»14.

В это же время партийные и советские работники переехали из небезопасного совхоза «Сахарный», нашли место для размещения оперативных групп областных и городских организаций на территории колхоза «Куйбышевский». Приступили к сооружению зимних фронтовых блин­дажей.15

Помимо организаторской работы местные власти оказывали помощь нашим войскам непосредственно на поле боя. Например, в сентябре 1942 г. немецкая авиация еще сохраняла свое господство в воздухе и буквально висела над сталинградскими переправами, нанося большой урон живой силе и технике советской армии16. К местным властям последовал запрос из 64-й армии: где взять дымомаскировочные средства? А.С. Чуянов срочно связался с инженером Михаилом Николаевичем Мочулкиным. Он, опытный химик, предложил использовать отвалы, где скопилось большое количество фосфорного шлака – прекрас­ного сырья для получения белого дыма. К решению этой задачи подключился секретарь обкома партии П.В. Ильин, особо уполно­моченный городского Комитета обороны по Кировскому району Сталинграда. Вскоре он доложил Чуянову, что задание по производству дымообразующей смеси выполнено. Саперы 64-й армии установили небольшие плотики с фосфорным порошком у переправ, и белый дым плотной завесой повис над Волгой. Потери на переправах рез­ко сократились17.

Таким образом, местные органы власти осуществляли тесное взаимодействие с войсками Красной Армии, которое выходило далеко за рамки обычного снабжения продовольствием. Работа местных властей с командованием советских армий, участвующих в Сталинградской битве, позволила избежать неразберихи в условиях военного времени, что, в свою очередь, позволило советскому командованию успешно осуществить контрнаступление Красной Армии в ноябре 1943 г. Несмотря на все трудности, обусловленные быстрым продвижением противника летом 1942 г., снабжение Красной Армии продовольствием было намного лучше, чем у немцев и их союзников18. В этом огромная заслуга сталинградских органов государственной (и партийной) власти.

1 ЦДНИВО. Ф. 171. Оп. 1. Д. 14. Л. 7274., опубликовано впервые в «СГКО в годы ВОВ» / Т. 1. Стр. 420421.

2 Сталинградский городской Комитет Обороны – главный чрезвычайный орган власти в Сталинграде и области во время Сталинградской битвы.

3 ЦДНИВО. Ф. 171. Оп. 1. Д. 5. Л. 6.

4 Если бы ее остановили, то Бекетовский поселок давно бы сгорел, так как отсутствие электро­энергии остановило бы насосы для подачи воды при тушении пожа­ров.

5 А.С. Чуянов – в 1940-е секретарь Сталинградского обкома и горкома ВКП(б), фактически руководитель города и области. И.Ф. Зименков – председатель Сталинградского облисполкома. А.И. Воронин – начальник НКВД в Сталинграде в годы Сталинградской битвы.

6 Чуянов А.С. На стремнине века. Записки секретаря обкома. М., 1977. С. 176–177.

7 ЦДНИВО. Ф. 171. Оп. 1. Д. 11. Л. 7375.

8 Опубликовано в журнале «Исторический архив», 1962, № 4. С. 2728, под названием «О создании оперативных групп городского Комитета Обороны в основных районах города»; в сб. «Перелистывая документы ЧК. ЦарицынСталинград 19171945 гг.». Волгоград, 1987. С. 177178; сб. «Сталинград. Сталинградская битва в документах. 19421943» М., 1995. С.397; в кн. «Чекисты в Сталинградской битве». Волгоград, 2002. С. 59; в сб. «СГКО в годы ВОВ» Т 1. Волгоград, 2003. С. 454. В нашем исследовании мы используем подлинник, хранящийся в ЦДНИВО.

9 ЦДНИВО. Ф. 171. Оп. 1. Д. 5. Л. 31 об.32.

10 Чуянов А.С. На стремнине века. Записки секретаря обкома. М., 1977. С. 201–203.

11 СГКО в годы Великой Отечественной войны. Т.1. Волгоград, 2003. С. 468469.

12 Н.И. Крылов в своих мемуарах писал: «…Если переломным моментом Сталинградской обороны явилось отражение октябрьского штурма, то ре­ально ощутимым этот перелом стал для нас после прибы­тия дивизии Соколова (кстати  последней, переданной в нашу армию до конца боев в Сталинграде) и возвра­щения на правый берег доукомплектованной дивизии Горишного... Уже сутки спустя, 31 октября, армия смогла нанести противнику удар, на какой давно не была способна. Мас­штабы его, в сущности весьма скромные, представлялись в тот момент настолько значительными, что в наших опе­ративных документах говорилось о переходе армии ча­стью сил в контрнаступление…». См. Крылов Н.И. Сталинградский рубеж. М., 1984. С. 271.

13 С августа 1941 г. заместитель наркома обороны СССР  начальник Главного управления тыла РККА. В ходе войны он часто выезжал в действующие войска, где не только знакомился с оперативно-тыловой обстановкой, но и принимал необходимые меры по своевременному решению всевозможных тыловых проблем. В 19421943 гг. одновременно, народный комиссар путей сообщений СССР.

14 Чуянов А.С. На стремнине века. Записки секретаря обкома. М., 1977. С. 212.

15 Там же. С. 213.

16 Командующий 62-й армии В.И. Чуйков позже писал: «Немецкая авиация, не различая наших передовых, наших боевых порядков, так как площади и улицы были пусты, била по нашим тылам, не затрагивая передний край, боясь бомбить своих». См. Чуйков В.И. Гвардейцы Сталинграда идут на запад. М., 1972. С. 21.

17 Чуянов А.С. На стремнине века. Записки секретаря обкома. М., 1977. С. 195.

18 Великая победа на Волге. М. 1965. С. 227.

9

Библиографическая ссылка

Скворцов М.В. Взаимодействие частей Красной Армии и местных органов власти на территории Сталинграда летом-осенью 1942 г. // Сталинградская битва: актуальные аспекты изучения.
URL: http://econf.rae.ru/article/4578 (дата обращения: 03.08.2020).



Сертификат Получить сертификат